Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

179

промышленностью. Однако, позвольте сказать вам, что у мистера Оудика в Соединенных Штатах очень серьезные неприятности, и в ближайшие годы он будет для вас плохим союзником.

        – А вы будете полезным союзником? – улыбнулся султан.

        – Да, – ответил Кли. – Я тот союзник, который может спасти вас, если вы будете сотрудничать со мной.

        – Объясните, – попросил султан. Он был явно рассержен этой скрытой угрозой.

        – Берт Оудик обвиняется в заговоре против правительства Соединенных Штатов, так как его наемники или наемники его компании стреляли по нашим самолетам, бомбившим город Дак. Есть и другие обвинения, поэтому, согласно нашим законам, его нефтяная империя может быть уничтожена. Как видите, в настоящий момент он не очень сильный союзник.

        – Обвиняется, – с хитрецой заметил султан, но еще не признан виновным. Я так понимаю, что это будет гораздо труднее.

        – Совершенно справедливо, – согласился Кристиан Кли. – Но через несколько месяцев Фрэнсис Кеннеди будет переизбран. Его популярность приведет к избранию такого конгресса, который утвердит его программы. Он будет самым могущественным президентом в истории Соединенных Штатов. Оудик, могу вас заверить, обречен, а та структура, частью которой он является, будет разрушена.

        – Я все еще не вижу, как могу помочь вам, – сказал султан. И потом добавил более повелительным тоном. – Или как вы можете помочь мне. Я так понимаю, что у вас в вашей стране довольно непростое положение.

        – Это может быть так или не так, – парировал Кристиан Кли. – Что же касается моего непростого, как вы заметили, положения, то все разрешится, когда Кеннеди будет переизбран. Я его ближайший друг и советник, а Кеннеди известен своей верностью друзьям. Теперь насчет того, как мы можем помочь друг другу. Могу я позволить себе говорить напрямик, не желая проявить какое бы то ни было неуважение?

        На султана эти слова, похоже, произвели впечатление, и ему даже пришлась по душе вежливость Кли.

        – Бесспорно, – разрешил он.

        – Первое и самое главное – чем я в состоянии помочь вам – я могу быть вашим союзником. Президент США прислушивается к моим советам и доверяет мне, а мы живем в трудные времена.

        Султан, улыбаясь, прервал его:

        – Я всегда жил в трудные времена.

        – Значит, – резко сказал Кли, – вы лучше других можете оценить ситуацию.

        – А если ваш Кеннеди не достигнет своих целей? – заметил султан. – Бывают ведь несчастные случаи, небеса не всегда милосердны.

        – Вы хотите спросить, – холодно отозвался Кли, – что произойдет, если заговор с целью убийства Кеннеди удастся? Я заверяю вас, что этого не случится. Меня не интересует, насколько умными и смелыми могут оказаться убийцы, но если они сделают попытку покушения и потерпят провал, и если какойнибудь след приведет к вам, вы будете уничтожены. Но до этого не должно дойти. Я – человек разумный и понимаю вашу позицию, поэтому предлагаю обмен конфиденциальной информацией. Не знаю, что предложил вам Оудик, но ставка на меня выгоднее. Если же Оудик и его банда победят, вы все равно будете в выигрыше, ведь он ничего про наш разговор не узнает. Если же победит Кеннеди, вы имеете меня своим союзником. Я – ваша страховка.

        Султан кивнул и пригласил его на роскошный обед, во время которого расспрашивал Кли о Кеннеди. И только под самый конец обеда он, слегка запинаясь, спросил про Ябрила.

        Кли посмотрел ему прямо в глаза.

        – Ябрил не избежит своей участи. Если его друзья рассчитывают добиться его освобождения, захватив наиболее важных людей заложниками, скажите им, чтобы они об этом забыли.

        Кеннеди никогда не отпустит его.

        – Ваш Кеннеди изменился, – вздохнул султан. – Он производит впечатление неистового. – Кли не ответил и султан продолжил, медленно произнося слова. – Я думаю, что вы убедили меня, и мы станем союзниками.

        Вернувшись в Соединенные Штаты, Кристиан Кли первым делом отправился с визитом к Оракулу. Старик принял его в спальне, сидя в креслекаталке с моторчиком перед сервированным столиком, а удобное кресло напротив ожидало Кристиана.

        Оракул приветствовал его слабым жестом руки, предлагая сесть. Кристиан налил хозяину чай, положил на тарелку тонкий ломтик пирога и маленький сандвич, потом приготовил чай себе.

        Оракул сделал глоток, отломил кусочек пирога и отправил

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск