Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

120

вторжении белой крови, против чего он так предостерегал своих черных братьев. Волосы у него курчавились и стояли дыбом, как у африканцев. Войдя в офис Оддблада Грея, он выпалил:

        – Наконецто я в Белом доме. Когданибудь, братец, мы с тобой будем сидеть в Овальной комнате и раздавать дерьмо.

        У него был сладкий голос, как у птиц в его родной Луизиане.

        Оддблад Грей встал, чтобы приветствовать священника и пожать ему руку. Преподобный всегда раздражал его, но они оказались по одну сторону баррикады, союзниками в этой схватке. Оддблад Грей был слишком умен, чтобы не понимать, что, хотя методы преподобного и противоречат его, Грея, убеждениям, но столь же необходимы в битве, которую они ведут.

        – Садись, Вертлявая Жопа, – сказал он преподобному, – у меня сегодня нет времени на всякое дерьмо. Наша встреча неофициальная, о ней знаем только ты и я.

        Преподобный Фоксуорт никогда не терял хладнокровия, имея дело с белыми, а Оддблада Грея он воспринимал как белого. Он не обиделся за то, что Грей воспользовался его кличкой. Уж если Оддблад Грей назвал его Вертлявой Жопой, значит, назревают серьезные неприятности в Белом доме или на рынке хлопка.

        Кличка Вертлявая Жопа родилась, когда преподобный был одним из лучших танцоров Нового Орлеана. Он двигался с кошачьей грацией, а кличку эту дал ему отец. Оддблад Грей напоминал Фоксуорту его отца. Оба они были крепко сбитыми мужчинами, оба пренебрежительно относились к религии, придерживались жестокой дисциплины и презирали пылкое бунтарство Бакстера Фоксуорта.

        Благодаря своему неистовству, Фоксуорт постоянно выступал подстрекателем во взаимоотношениях между черными и белыми политическими лидерами. Его крайние позиции мешали ему занять какойлибо политический пост, но он к нему и не рвался, во всяком случае, заявлял так.

        В начале президентства Кеннеди преподобный Фоксуорт верил, что можно чтото сделать для бедняковнегров в Америке, но надежды эти рухнули. Он поддерживал Кеннеди и относился к нему с уважением. Кеннеди пытался чтонибудь предпринять, но конгресс и Сократов клуб оказались сильнее. Так что теперь Фоксуорт залег на тлеющих углях в ожидании новой возможности разжечь пожар.

        Он сражался за всех черных и за каждого из них, вне зависимости от того, прав тот или виноват. Это преподобный Фоксуорт возглавил марши протеста в защиту убийц, схваченных с поличным. Это преподобный Фоксуорт требовал осуждения полицейских, застреливших черных преступников. Это он публично заявил по телевидению с присущей ему одному ухмылкой: «Для меня это ясно, как белое и черное».

        Со всем этим еще можно было смириться, это укладывалось в прекрасные традиции либерализма и даже имело под собой некое логическое оправдание, потому, что американцы всегда относились к полиции с подозрением, так что пущенная наугад стрела то и дело попадала в цель. Но вот за что преподобный Фоксуорт подвергался проклятиям в прессе, так это за его антисемитизм. Он намекал, что евреи выкачивают деньги из гетто, что они контролируют политические силы в больших городах. Евреи отучают горничныхнегритянок от их национальной культуры, чтобы те убирали в их домах и мыли посуду. Преподобный уверял, что все это хуже, чем было на старом Юге. В конце концов, на Юге белые доверяли неграм своих детей. В общем, сравнивая старый Юг с современным Севером, преподобный всегда отдавал предпочтение Югу.

        Поэтому никто не удивлялся, даже сам преподобный, что многие белые в Америке ненавидели его. И он не осуждал таких людей.

        Преподобный Бакстер Фоксуорт расчесывал раковую опухоль американского общества, чтобы боль принесла исцеление. В начале президентства Фрэнсиса Кеннеди он сдерживал себя. Но когда увидел, что конгресс хоронит социальные мероприятия Кеннеди, то стал кричать толпе, что Кеннеди такой же, какими были все Кеннеди, что он бессилен перед правителями крупного капитала в конгрессе. Он просто пришел в ярость, тем более что Оддблад Грей просил его поддерживать Кеннеди. В силу этих обстоятельств, в настоящий момент его отнюдь не радовала встреча с Оддбладом Греем.

        – Приятно видеть одного из наших братцев в этом хорошем кабинете в Белом доме, – обратился Фоксуорт к Грею. – Братцы рассчитывали, что ты многое сделаешь для нас, а ты ни черта не сделал. И я после этого все равно настолько добр, что прихожу сюда по твоей просьбе, а ты называешь меня старой кличкой. Что я теперь могу сделать для тебя, братец?

        Оддблад Грей уселся в кресло, то же самое проделал и преподобный. Грей мрачно посмотрел на него.

        – Я уже сказал тебе, чтобы ты не залуплялся. И не называй меня братцем. В английском языке слово «брат» означает, что у нас были одна и та же мать и один и тот же отец. Говори поанглийски. А то ты как те левые в далеком прошлом, те евреикоммунисты, люто ненавидимые тобою,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск