Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

123

проблемам конституционного права, и яростные защитники крупных корпораций Америки. Но находились и те, кто верил, что устойчивые и плодотворные перемены могут быть достигнуты только борьбой против закона. Уитни Чивер III с гордостью считал себя одним из них.

        Это был видный мужчина с бугристым лицом и копной непослушных седых волос, и если он не читал, его большие черные очки сидели у него высоко на лбу. На экране телевизора это придавало ему лихой вид. На него всегда нападали, обвиняя в том, что он коммунист и, прикрываясь овечьей шкурой защитника гражданских свобод, отстаивает прежде всего интересы Москвы. Он никогда не отвечал на такие нападки, считая их недостойными, тем не менее производил благоприятное впечатление на людей самых консервативных взглядов. Когда его обвиняли в защите негровпреступников или вообще преступлений с политической подкладкой, он заявлял, что это его долг как адвоката и американца, верящего в конституцию.

        Чивер обедал в одном из НьюЙоркских ресторанов с преподобным Бакстером Фоксуортом и слушал его рассказ о встрече с Оддбладом Греем. Когда преподобный закончил, Уитни Чивер спросил:

        – Вы не затрагивали вопрос о жестоком подавлении демонстрации в НьюЙорке после взрыва атомной бомбы?

        Преподобный Фоксуорт посмотрел на это типично американское лицо, на эти вздернутые на лоб очки. Интересно, подумал он, что это за тип, может, Отто именно с таким дерьмом имеет дело в Вашингтоне.

        – Нет, – ответил он, – Отто сказал, чтобы я залег и лежал тихо.

        – Ну, мы с вами всегда сотрудничали в таких делах, – заметил Уитни Чивер. – Я думаю, что мы должны взять на себя инициативу и начать действовать против жестокости полицейских.

        – Мистер Чивер, – сказал Фоксуорт, он почти всегда держался с этим белым человеком сдержанно, соблюдая взаимное уважение, – в них стреляла не полиция, а национальная гвардия.

        – Но полиция при этом присутствовала, – возразил Уитни Чивер, – а их долг защищать не только людей от преступников, но и гражданские права.

        Фоксуорту потребовалось некоторое усилие, чтобы понять, что его собеседник говорит серьезно. Потом он сообразил, что доводы Чивера в этом споре несостоятельны.

        – Мы ничего не собираемся предпринимать, – решительно заявил он. – Причина номер один – это была не демонстрация и не собрание, а мародеры, которые хотели извлечь выгоду из национальной катастрофы. Если мы будем пытаться использовать эту ситуацию, то причиним себе больше вреда, чем пользы. Парочку их действительно пристрелили, и сотни оказались за решеткой. Ну и что? Они это заслужили, и защищая их, мы только повредим нашему делу.

        – Но ни одного белого не застрелили и не арестовали, – не успокаивался Чивер. – Это ведь кое о чем говорит.

        – Только о том, что белым нет нужды грабить, – отрезал преподобный Фоксуорт. – Если вы чтото будете предпринимать, мы вас не поддержим.

        – Хорошо, – сказал Чивер. – Я согласен, что сейчас не время. Кроме того, я решил заняться одним делом, которое займет все мое время, и я знаю, что вы не захотите ни в какой форме сотрудничать со мной.

        – И что же это за дело? – спросил Фоксуорт.

        Чивер опустил свои очки на глаза и слегка отодвинулся от стола.

        – Я решил взять на себя защиту тех двух молодых людей, которые изготовили эту атомную бомбу.

        – Бог ты мой, – только и мог вымолвить преподобный Фоксуорт.

       

16

       

        Особый отдел, созданный Кристианом Кли в ФБР, вел компьютерное наблюдение за членами Сократова клуба, членами конгресса, преподобным Фоксуортом и Уитни Чивером. Кли всегда начинал свое утро, читая донесения этого отдела. За его письменным столом был установлен компьютер, который хранил в своей памяти личные досье и откликался на известный только Кли секретный код.

        В то утро Кли затребовал у компьютера досье на Дэвида Джатни. Кли доверял своей интуиции, а она подсказывала ему, что от Джатни можно ожидать неприятностей. Кли изучал появившееся на мониторе тонкое лицо молодого человека с темными запавшими глазами, наблюдал, как меняется это лицо – от привлекательности в спокойном состоянии к испуганной настороженности во взволнованном. Либо эта частая смена эмоций производила неприятное впечатление, либо дело было в строении лица? Джатни не находился под постоянным наблюдением, в данном случае сыграла роль интуиция Кристиана Кли. Однако, когда Кли прочел на экране компьютера текст, он испытал чувство удовлетворения. Страшное насекомое, спрятанное в яйце, выколупывалось из своей скорлупы.

        Через два дня после того, как Дэвид Джатни расстрелял вырезанную из картона фигуру Кеннеди, он был исключен из университета Брайама Янга. Джатни не собирался возвращаться в родной дом в штате Юта, к своим строгим родителяммормонам, которые владели сетью химчисток. Он знал, как сложится его судьба,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск