Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

138

него, как же ты сможешь принять назначение в аппарат вицепрезидента после выборов? – спрашивал ее Патси.

        – Мы не делаем политику, – отвечала Элизабет. – Мы исполнители. Мы можем работать на кого угодно.

        После месяца их близости Элизабет весьма удивилась, когда Патси Тройка попросил ее пообедать с ним в ресторане, а не в уютной атмосфере дома. Однако он настаивал.

        В ресторане, после первой рюмки, Элизабет спросила:

        – Почему мы не могли поговорить дома?

        – Ты знаешь, – ответил Патси, – я изучал документы, относящиеся к прошлому. Наш генеральный прокурор очень опасный человек.

        – Ну и что? – отозвалась Элизабет.

        – Он мог установить в твоем доме подслушивающие устройства, – заявил Патси.

        Элизабет рассмеялась:

        – Ты становишься параноиком.

        – Да, – согласился Патси Тройка. – А что ты ответишь на следующее? Кристиан Кли держал под арестом этих двух молодцов, Грессе и Тиббота, и не сразу подверг их допросу. Но есть один провал во времени. Мальчиков предупредили, чтобы они держали язык за зубами, пока их семьи не наймут адвокатов. А что было с Ябрилом? Кли спрятал его, и никто не мог ни увидеть его, ни говорить с ним. Кли блокировал расследование, а Кеннеди его поддерживал. Я думаю, что Кли способен на все.

        – Ты можешь, – задумчиво произнесла Элизабет Стоун, – заставить Джинца вызвать Кли в комитет конгресса. Я могу попросить сенатора Ламбертино сделать то же самое. Мы сумеем выкурить Кли.

        – Кеннеди может воспользоваться привилегией исполнительной власти и запретить ему давать показания, – предположил Патси Тройка. – Этими повестками нам останется только подтереть задницы.

        Элизабет Стоун обычно восхищалась его вульгарными словечками, особенно в постели, но на этот раз она не проявила восторга.

        – Если он прибегнет к такой привилегии исполнительной власти, – сказала она, – это его погубит. Газеты и телевидение разгромят его.

        – Ладно, – согласился Патси Тройка, – мы можем это проделать. А как насчет того, чтобы нам с тобой навестить Питера Клута и попытаться подловить его? Мы не можем заставить его давать показания, но, может быть, он проговорится. Он помешан на законе и порядке, и, возможно, он ужаснулся тому, как вел себя Кли в этой ситуации с атомной бомбой. А может быть, он знает и чтото конкретное.

        Спустя два дня они отправились к Питеру Клуту. Он принял их в своем кабинете и заявил, что не может предоставить им никакой информации, но когда они на него нажали, признал, что его удивил приказ Кристиана Кли не допрашивать Тиббота и Грессе немедленно. Он также признал, что поскольку это поступившее по телефону распоряжение не прослушивалось, то скорее всего оно последовало с аппарата, защищенного электроникой от прослушивания. Признал он и тот факт, что подобные телефоны имеются только у высших лиц в правительстве. Когда ему задали вопрос о том времени, когда Кли исчез из Белого дома, он пожал плечами.

        Элизабет Стоун задала ему прямой вопрос:

        – В это время он допрашивал тех двух молодых людей?

        Клут посмотрел им в глаза.

        – Вся эта история меня очень беспокоит, – сказал он. – Я не могу поверить, чтобы Кли сознательно поощрил подобную ситуацию. Я скажу вам в частном порядке, но буду отрицать это, если только не буду приведен к присяге. Кли вернулся и в течение пяти минут один допрашивал Грессе и Тиббота, причем все подслушивающие устройства были отключены. Никаких записей об этом допросе сделано не было. Я не знаю, о чем они говорили.

        Элизабет Стоун и Патси Тройка постарались скрыть охватившее их возбуждение. Вернувшись на Капитолийский холм, они проинформировали своих шефов и тут же подготовили повестку с вызовом Питера Клута для дачи показаний перед объединенным комитетом палаты представителей и сената.

       

18

       

        Президент Фрэнсис Кеннеди, обдумывая свои проблемы, решал, какие он должен предпринять контрмеры. Его волновали обвинения, выдвинутые против Кристиана Кли и явно сфабрикованные. Он распутает эту историю позднее.

        Сейчас он должен решить, что делать с Ябрилом и этими двумя молодыми учеными, Адамом Грессе и Генри Тибботом. Народ Америки был бы в восторге, если бы он повесил их на балконе Белого дома, но демократия не наделяет его такой властью. Как президент он может помиловать их, но не может казнить. Между тем, лучшие адвокаты Америки приглашены защищать их. Один только Уитни Чивер, присоединившийся к защите Грессе и Тиббота, представляет серьезную опасность.

        Фрэнсис Кеннеди знал, что он оказался на перепутье. У него на руках сильные карты, но решится ли он пускать их в ход?

        Может ли он отказаться от своих демократических и этических принципов, столь бесполезных в этой конкретной политической борьбе? Может ли он стать таким же безжалостным, как его противники: конгресс, Сократов клуб, преступники,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск