Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

141

что тахионы двигаются быстрее света с самого начала, но какого черта все это значит? Кроме того, масса тахиона имеет отрицательный заряд, чего, как полагают, не может быть. Но невозможное в реальной жизни может оказаться возможным в призрачном мире математики. И что тогда может произойти? Кто знает? Кому до этого есть дело? Уж во всяком случае, никому в этой комнате, где собрались самые могущественные люди планеты. Вот в чем ирония. Тахионы могут изменить человеческую жизнь сильнее, чем чтолибо, что могут предложить эти люди.

        Наконец вошел президент и все встали, приветствуя его. Доктор Аннакконе отложил свои бумаги. Он может получить удовольствие от этого совещания, если будет на стороже и прикинет, сколько глаз моргают в этой комнате. Исследования показывают, что по тому, как моргают веки, можно определить, лжет человек или нет. Здесь предстоит очень много морганий.

        Фрэнсис Кеннеди пришел на совещание в удобных брюках и белой рубашке, поверх которой был надет синий свитер из тонкой шерсти. Он демонстрировал свое веселое настроение, необычное для человека, отягощенного столькими проблемами.

        Вицепрезидент Элен Дю Пре удивлялась, почему влюбленность делает мужчин веселыми, а женщин страдающими.

        Поздоровавшись со всеми, Кеннеди объявил:

        – Сегодня здесь с нами доктор Аннакконе, так что мы можем решить вопрос, был ли террорист Ябрил какимто образом связан со взрывом атомной бомбы. А также ответить на обвинения, выдвигаемые в газетах и на телевидении, что наша администрация могла обнаружить бомбу до ее взрыва. А теперь, чтобы не терять время попусту, Кристиан, есть ли какиелибо доказательства, связывающие взрыв с Ябрилом?

        Кристиан Кли подумал, что они уже обсуждали эту проблему много раз. Фрэнсис просто хочет, чтобы это было зафиксировано в протоколе, и особенно в присутствии доктора Аннакконе.

        – А доктор Аннакконе в это время набрасывал на лежавшем перед ним меморандуме математические уравнения.

        Кеннеди дружески улыбнулся ему и спросил:

        – Доктор Аннакконе, что вы думаете по этому поводу? Быть может, вы сумеете помочь нам. И в порядке одолжения, перестаньте записывать тайны вселенной в вашем блокноте. Вы сделали уже достаточно открытий для того, чтобы вызвать у нас массу осложнений.

        Доктор Аннакконе понял, что это упрек, замаскированный под комплимент. Он сказал:

        – Я до сих пор не могу понять, почему вы не подписали приказ о применении исследовании мозга, прежде чем взорвалось ядерное устройство? У вас уже имелись двое арестованных молодых людей, и у вас была такая власть в соответствии с Законом об атомной безопасности.

        – Мы находились, если вы помните, – торопливо вмешался Кристиан, – в разгаре кризиса, который мы считали гораздо более опасным. Я думал, что это дело можно отложить на день. Грессе и Тиббот уверяли, что они невиновны, а у нас было достаточно оснований только для того, чтобы предъявить обвинение.

        Потом в игру включился отец Тиббота, и мы столкнулись с командой очень дорогих адвокатов, которые угрожали нам весьма серьезными неприятностями. Поэтому мы посчитали, что лучше подождать, пока не разрешится другой кризис, и мы не получим больше доказательств.

        – Кристиан, – вступила в разговор вицепрезидент Элен Дю Пре, – у вас есть какиенибудь подозрения относительно того, как был включен в игру старший Тиббот?

        – Мы проверяем все звонки в Бостон, – отозвался Кристиан, чтобы выяснить, кто вызвал Тибботастаршего. Пока нам не везло.

        Директор ЦРУ Теодор Тэппи заметил:

        – Со всем вашим совершенным оборудованием вы должны были бы выяснить это.

        – Элен, – вмешался Кеннеди, – вы заставили их отклониться в сторону. Давайте вернемся к главной проблеме. Доктор Аннакконе, позвольте мне ответить на ваш вопрос. Кристиан старался вывести меня изпод удара, для чего и существует штаб президента. Но я принял тогда решение не разрешать исследование мозга. Протоколы исследований говорят о том, что существует некоторая опасность разрушения мозга, и я не хотел рисковать. Эти молодые люди все отрицали, и не было никаких доказательств, что бомба действительно существует, кроме предупреждающего письма. Сейчас мы имеем дело с непристойной атакой со стороны средств массовой информации при поддержке членов конгресса. Я хочу поставить конкретный вопрос. Исключим ли мы возможность сговора между Ябрилом и учеными Тибботом и Грессе, если подвергнем их испытанию? Решит ли это проблему?

        – Да, – твердо заявил доктор Аннакконе. – Но ситуация сейчас изменилась. Теперь вы хотите использовать медицинское расследование в уголовном деле, а не для того, чтобы обнаружить местонахождение ядерного устройства. Закон о безопасности не позволяет использовать исследование мозга при таких обстоятельствах.

        Президент Кеннеди холодно улыбнулся.

        – Доктор, –

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск