Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

143

когда вы усовершенствуете ваш мозговой детектор так, что он не будет вызывать никаких побочных действий, нам, возможно, придется похоронить его. В нашей стране нет такого политика, который мог бы выдержать подобное испытание.

        – Все эти соображения не важны, – прервал его доктор Аннакконе. – Суть процесса раскрыта. Наука начала исследования человеческого мозга. Вам никогда не удастся притормозить этот процесс, луддиты доказали это, когда пытались остановить промышленную революцию. Вы не можете запретить пользование порохом, как это сделали японцы, на сотни лет запретившие огнестрельное оружие, и в результате разбиты западным миром. Раз уж открыт атом, вам не остановить атомную бомбу. Мозговой детектор лжи будет действовать, я могу вас заверить в этом.

        – Это нарушение конституции, – заметил Кристиан Кли.

        – Мы можем изменить конституцию, – возразил президент Кеннеди.

        – Если бы средства массовой информации слышали этот разговор, – с выражением ужаса на лице произнес Мэтью Глэдис, – они бы изгнали нас из города.

        – Это наша работа, – сказал Кеннеди, – информировать людей, о чем мы говорим, информировать соответствующим образом и в соответствующий момент. Запомните, решать будет народ Америки и в соответствии с конституцией. А сейчас я полагаю, что решением всех наших проблем должна стать контратака. Кристиан, возбуди дело против Берта Оудика. Его компания будет обвинена в преступном заговоре вместе с Шерабеном с целью ограбления американского народа путем противозаконного создания дефицита нефти ради повышения цен.

        Он повернулся к Оддбладу Грею.

        – Ткни конгрессу в нос сообщение о том, что новая федеральная комиссия по средствам связи отменит лицензии главных телевизионных компаний, когда придет время их возобновлять, и что новые законы будут контролировать закулисные сделки на Уоллстрит и в крупных банках. Мы их заставим поволноваться, Отто.

        Элен Дю Пре знала, что имеет полное право не соглашаться на этих закрытых совещаниях, хотя публично, как вицепрезидент обязана поддерживать президента. И тем не менее, она колебалась, прежде чем осторожно заметить:

        – Вам не кажется, что мы наживаем сразу слишком много врагов? Не лучше ли дождаться переизбрания на второй срок? Если мы получим более сговорчивый конгресс, зачем нам сражаться с нынешним? Зачем без особой необходимости восстанавливать против нас деловые круги, когда преимущество не на нашей стороне?

        – Мы не можем ждать, – возразил ей Кеннеди. – Нас собираются атаковать вне зависимости от того, что мы предпримем. Они будут бороться против моего переизбрания и избрания нужного мне конгресса, как бы мы ни пытались их умиротворить. Атакуя, мы заставим их пересмотреть тактику. Мы не позволим им двигаться вперед так, словно у них нет ни малейших поводов для волнений.

        Среди общего молчания Кеннеди объявил своему штабу:

        – Вы можете разрабатывать детали и составлять необходимые документы.

        И тут слово взял Мэтью Глэдис и рассказал об инспирируемой конгрессом в средствах массовой информации кампании нападок на президента Кеннеди в связи с тем, что для его охраны занято много людей, и тратится огромная сумма денег.

        – Смысл этой кампании, – пояснил Глэдис, – в том, чтобы изобразить вас Цезарем, а Службу безопасности – императорской гвардией. В глазах общества десять тысяч человек и сто миллионов долларов для охраны одного человека, даже президента Соединенных Штатов, представляется чрезмерным. Таким путем создается ваш искаженный образ.

        Все молчали. Воспоминания о двух убитых дядях президента Кеннеди делали этот вопрос особенно щекотливым. Кроме того, все они, близкие Кеннеди люди, знали, что он испытывает физический страх. Поэтому они удивились, когда Кеннеди обратился к генеральному прокурору:

        – Я думаю, что в этом пункте наши критики правы. Кристиан, я знаю, что предоставил тебе право вето в отношении любых изменений в системе безопасности, но как насчет того, чтобы объявить о сокращении наполовину Службы безопасности Белого дома и бюджета. Кристиан, мне бы хотелось, чтобы ты не накладывал на такое решение своего вето.

        Кристиан улыбнулся.

        – Господин президент, я не буду использовать свое право вето, на которое вы всегда можете наложить свое вето.

        Все рассмеялись, а Мэтью Глэдис несколько разволновался изза столь легкой победы.

        – Господин генеральный прокурор, – сказал он. – Вы не можете заявить, что сделаете это, и не сдержать слова. Конгресс будет изучать наш бюджет и ассигнованные суммы.

        – Хорошо, согласился Кристиан, – в своем сообщении для прессы сделайте упор на то, что я активно возражал. Пусть выглядит так, словно президент склоняет голову перед давлением конгресса.

        – Благодарю вас всех, – сказал президент. – Доктор Аннакконе, вы мне нужны на тридцать минут в

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск