Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

149

Кеннеди у Кристиана, что Джефферсон был хорошим студентом и замечательным спортсменом? Джефферсон никогда не потерпит грубости ни от кого. Помолчав, Кеннеди продолжил. – Кристиан, каким образом он стал дворецким?

        Кристиан понял, что должен сказать правду.

        – Он к тому же еще и лучший сотрудник Службы безопасности. Я сам завербовал его специально для этой работы.

        – Остается вопрос, на кой черт ему эта работа? Да еще в качестве дворецкого?

        – Он имеет очень высокое звание в Службе безопасности, – ответил Кристиан.

        – Да, да, и всетаки, – настаивал Кеннеди.

        – Я провел весьма секретный отбор для этой работы. Джефферсон оказался лучшим кандидатом и теперь возглавляет Службу безопасности в Белом доме.

        – И тем не менее, – продолжал Кеннеди.

        – Я обещал ему, что прежде, чем ты покинешь Белый дом, я устрою ему назначение в министерство здравоохранения, образования и социального обеспечения. Работа с пеленками.

        – Это умно, – заметил Кеннеди, – но как будет выглядеть его послужной список – от дворецкого к пеленкам. Как мы можем осуществить это?

        – В послужном списке он будет числиться моим помощником, – ответил Кристиан.

        Кеннеди поднял кофейник, разрисованный орнаментом с орлами.

        – Пойми меня правильно, – сказал он, – но я заметил, что все люди, обслуживающие меня в Белом доме, очень хорошо справляются со всеми обязанностями. Они все состоят в Службе безопасности? Это было бы невероятно.

        – Специальная школа и особое обучение, обращенное к их профессиональной гордости, – сказал Кристиан. – Нет, не все.

        Кеннеди расхохотался.

        – Даже повара?

        – Особенно повара, – улыбнулся Кристиан. – Все повара сумасшедшие.

        Как и многие, Кристиан всегда прибегал к шутке, чтобы дать себе время подумать. Он знал манеру Кеннеди подготавливать почву для перехода к опасным моментам, выказывая юмор и осведомленность, которой он, казалось, не располагал.

        Они продолжили завтрак, во время которого Кеннеди изображал, как он это называл, «мамочку», передавая блюда и накладывая еду. Фарфор, за исключением особого, принадлежавшего Кеннеди кофейника, был великолепен, с изображением синей президентской печати, хрупкий, как яичная скорлупа. В конце завтрака Кеннеди как бы мимоходом сказал:

        – Я хотел бы провести один час с Ябрилом. Надеюсь, что ты лично это организуешь. Он заметил удивление на лице Кристиана. – Всего один час и только один раз.

        – А чего ты этим добьешься, Фрэнсис? – спросил он. – Это может оказаться слишком болезненным для тебя. Я беспокоюсь о твоем здоровье.

        Фрэнсис Кеннеди действительно выглядел неважно. В последние дни он был бледен и, похоже, похудел, а на лице появились морщины, которых Кристиан никогда раньше не замечал.

        – Я выдержу, – заверил Кеннеди.

        – Если слух об этой встрече просочится, нам будет задано множество вопросов, – сказал Кристиан.

        – Сделай так, чтобы ничего не просочилось, – возразил Кеннеди. – Никаких записей о встрече не будет, и в журнал посещений Белого дома она не внесется. Так как?

        – Потребуется несколько дней для подготовки, – произнес Кристиан. – И Джефферсон должен быть поставлен в известность.

        – Ктонибудь еще?

        – Может быть, еще шесть человек из моего особого подразделения, – ответил Кристиан. Они должны быть в курсе, что Ябрил находится в Белом доме, но им необязательно знать, что ты с ним разговариваешь. Они могут догадываться, но знать не будут.

        – Если это необходимо, я могу поехать туда, где ты его держишь.

        – Это исключено, – отрезал Кристиан. – Лучшее место – Белый дом. Встречу надо устроить после полуночи. Я предлагаю час ночи.

        – Договорились, – сказал Кеннеди. – Послезавтра ночью.

        – Хорошо, – ответил Кристиан, – я только должен подписать коекакие бумаги, которые будут туманно составлены, но если чтонибудь пойдет не так, они меня защитят.

        Кеннеди вздохнул как бы с облегчением, а потом резко сказал:

        – Он не супермен, не беспокойся. Я должен иметь возможность свободно разговаривать с ним и хочу, чтобы он отвечал ясно и по собственной воле. Я не желаю, чтобы его накачивали наркотическими средствами или както принуждали. Я хочу понять ход его мысли и, может быть, тогда я не буду так ненавидеть его. Мне необходимо выяснить, что в действительности ощущают такие люди, как он.

        – Я должен присутствовать при этой встрече, – с некоторой неловкостью произнес Кристиан. Я несу ответственность.

        – А может ты и Джефферсон будете за дверью? – предложил Кеннеди.

        Кристиан пришел в смятение от этого вопроса, резко отодвинул хрупкую синюю кофейную чашечку и очень серьезно сказал:

        – Пожалуйста, Фрэнсис, я не могу согласиться на это. Конечно, он будет безопасен, физически бессилен, и тем не менее, я должен быть между вами. Это тот случай, когда я обязан

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск