Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

183

и исполняя роль толпы, фактически образовывали нечто вроде линии Мажино. Еще пятьсот вооруженных человек располагались на крышах домов, просматривая выходящие на улицу окна. В добавление к этому имелись еще сто человек из личной охраны президента и хорошо законспирированные агенты Службы безопасности, приписанные к газетам и телевизионным компаниям, которые ходили с телекамерами и управляли телефургонами.

        Кристиан Кли имел в запасе и другие хитрости. Почти за четыре года правления Кеннеди на него было совершено пять покушений, которым некоторые газеты дали определение «хет трик» по аналогии с ситуацией в хоккее, когда один игрок забивает три шайбы. Тем самым они намекали на убийство трех Кеннеди. Разумеется, никто из покушавшихся не смог даже приблизиться к президенту. Все они, конечно же, были помешанными и находились теперь за решеткой в федеральных тюрьмах самого строгого режима. Кли надеялся, что если они выйдут из мест заключения, он найдет повод отправить их туда опять. Однако невозможно посадить в тюрьмы всех сумасшедших в Соединенных Штатах, которые угрожали убить президента США в письмах и по телефону, устраивали заговоры, выкрикивали угрозы на улицах. Но Кристиан Кли так усложнил их жизнь, что им приходилось больше думать о собственной безопасности, чем о грандиозных идеях. Почта их просматривалась, телефоны прослушивались, сами они находились под личным и компьютерным наблюдением, их налоговые декларации изучались самым тщательным образом. Если бы ктото из них плюнул на тротуар, его бы ожидали серьезные неприятности.

        Все эти меры предосторожности были приняты третьего сентября, когда президент Кеннеди выступал с речью в зале заседаний отеля «Шератон» в НьюЙорке. Сотни агентов Службы безопасности устроились в зале, а само заседание было полностью блокировано после того, как в него вошел президент.

        Когда Кристиан Кли появился утром в офисе вицепрезидента, он знал, что ситуация находится полностью под его контролем. Султан Шерабена прислал ему очень ценные сведения, а информация Себбедичье об Анни значительно облегчила дело. В его распоряжении были колоссальные ресурсы, неограниченное количество людей, технические возможности, информация, про которую террористы не подозревали, что он ею располагает. Кли вел за Анни постоянное наблюдение – личное, компьютерное и телефонное, а также держал под колпаком две террористические группировки. Но он не хотел, чтобы ктото, даже президент или Элен Дю Пре знали обо всем этом. Он только дал им понять, что третьего сентября в НьюЙорке может быть совершено покушение на жизнь Фрэнсиса Кеннеди. Кли заверил их, что вероятность этого мала, но он на всякий случай принимает меры предосторожности.

        На самом деле все обстояло иначе. Он точно знал, что в тот день состоится покушение, и мог разгромить всю операцию еще до начала, но он хотел, чтобы покушение состоялось. Страну охватит невероятная любовь к Кеннеди, которая продлится до самых выборов, назначенных через два месяца. И тогда Фрэнсис Кеннеди сметет все возникшие перед ним препятствия, и будет не только переизбран большинством голосов, но он протянет в конгресс своих кандидатов.

        Конгресмен Джинц вернется на ферму, сенатор Ламбертино в свою ньюйоркскую юридическую фирму, а Берт Оудик окажется в тюрьме.

        Тремя неделями раньше Анни получила инструкции. Она прилетела в НьюЙорк под именем Изабеллы Цезаро, в аэропорту ее встретила супружеская пара и отвезла в роскошную квартиру в Нижнем ИстСайде. Там они вручили Анни документы, открывающие ей доступ к лежащим в «Кемикл банке» деньгам. Она очень удивилась, обнаружив, что в ее распоряжении более пятисот тысяч долларов. Затем она получила и список зашифрованных телефонных номеров, по которым нужно было звонить.

        Супружеская пара оставалась с ней неделю, знакомя ее с НьюЙорком. Это был довольно трудный подготовительный период, но Анни прилично говорила поанглийски и осваивалась сравнительно легко. За эту неделю две конспиративные квартиры были сняты и заполнены продуктами и медикаментами. Когда все было закончено, супружеская пара распрощалась с Анни и исчезла.

        В течение следующих трех недель Анни звонила из телефонных аппаратов по указанным номерам, свободно разъезжала по городу и, как истинный левый радикал, посещала пригороды, где живут негры,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск