Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

154

Затем он спокойно с достоинством продолжал:

        – Я посвятил свою жизнь борьбе против установленного порядка, против власти, которую я презираю. Я умру с верой, что поступал правильно. А ведь вам известно, что нет моральных законов, существующих вечно.

        Ябрил устал и откинулся на спинку стула, уронив руки. Кеннеди слушал его, никак не выражая своего неодобрения и ни разу не возразив. Наступило долгое молчание, и наконец Кеннеди сказал:

        – Я не могу оспаривать вашу мораль, в принципе, я бы сделал то же, что и вы. Как вы отметили, легче поступать непосредственно, не обагряя свои руки кровью. Но опятьтаки, как вы сами сказали, я действовал в рамках общественной власти, а не из личной вражды.

        – Это не совсем так, – прервал его Ябрил. – Конгресс не одобрил вашего поведения, да и члены правительства тоже. По существу, вы действовали как и я, на свою личную ответственность. Вы – мой коллега по терроризму.

        – Но народ моей страны, мои избиратели, – возразил Кеннеди, – одобрили мои действия.

        – Толпа, – заметил Ябрил. – Они всегда все одобряют. Они отказываются видеть опасность подобных акций, их незаконность и с политической, и с моральной точек зрения. Вы действовали из чувства личной мести. – Ябрил улыбнулся. – А думал, что вы будете выше этого. Во имя морали.

        Кеннеди молчал, словно тщательно взвешивал свой ответ. Потом произнес:

        – Надеюсь, что вы не правы. Время подтвердит это. Я хочу поблагодарить вас за то, что вы так откровенно говорили со мной, ведь насколько мне известно, вы отказывались отвечать на предыдущих допросах. Вы, конечно, знаете, что султан Шерабена нанял лучших адвокатов в США защищать вас, и вскоре им будет разрешено приступить к работе.

        Кеннеди улыбнулся и поднялся, собираясь уйти. Он был уже у дверей, когда услышал голос Ябрила. Несмотря на свои путы, тот сумел встать и старался теперь сохранить равновесие.

        – Господин президент, – Кеннеди повернулся к нему. Ябрил медленно поднял руки, уродливо высовывающиеся изпод корсета из нейлона и проволоки. – Господин президент, – повторил он. – Вам не удастся обмануть меня. Я знаю, что никогда не увижу своих адвокатов и не буду разговаривать с ними.

        Кристиан встал между ними, а Джефферсон уже возник рядом с Кеннеди.

        Кеннеди холодно улыбнулся Ябрилу.

        – Примите мои личные заверения, что увидите, и у вас будет возможность говорить с ними.

        С этими словами он вышел из комнаты.

        В этот момент Кристиан Кли испытал состояние, близкое к тошноте. Он всегда считал, что знает Фрэнсиса Кеннеди, а сейчас понял, что это не так. На одно мгновение он уловил на лице Кеннеди выражение откровенной ненависти, совершенно несвойственной его характеру.

       

       

КНИГА ПЯТАЯ

       

21

       

        В августе, перед самым съездом демократической партии Сократов клуб и конгресс перешли в широкое наступление на президента.

        Первым выстрелом стало разоблачение связи Юджина Дэйзи с молоденькой танцовщицей. Девушку убедили публично выступить и дать эксклюзивное интервью нескольким наиболее уважаемым газетам. Салентайн договорился с издателем полупорнографического журнала, и тот заплатил за право публикации самых откровенных фотографий, демонстрирующих прелести, которыми наслаждался Юджин Дэйзи. Взбодренная деньгами танцовщица без конца выступала по телевизионным каналам Салентайна и в программе Кассандры Чатт «Пятизвездное интервью», рассказывая, как ее соблазнил пожилой наделенный властью мужчина. Салентайн был в восторге, когда Кеннеди отказался уволить Дэйзи.

        Затем комитет Джинца и Ламбертино вызвал Питера Клута, и тот подтвердил сведения, которые он сообщил Патси Тройке и Элизабет Стоун в частном разговоре. Из комитета его показания просочились в средства массовой информации, с помощью которых были обнародованы. Кристиан Кли опубликовал опровержение, и Кеннеди еще раз поддержал свой штаб. На основании привилегии исполнительной власти президент приказал, чтобы Кристиан Кли не давал показаний перед какимлибо комитетом конгресса. И вновь Сократов клуб ликовал: Кеннеди сам рыл себе могилу.

        Потом комитеты конгресса ухитрились получить информацию о сделке Кли с Кэну насчет секретных фондов, используемых для содержания нескольких тысяч сотрудников Службы безопасности, охраняющих Кеннеди. Эти сведения опубликованы в доказательство того, что администрация Кеннеди обманывает конгресс и американский народ. Тут Кеннеди отступил и лично распорядился урезать использование фондов Отдела военного советника и сократить охрану Службы безопасности. Кэну не стал отвечать на какиелибо вопросы и укрылся за широкой спиной президента. И вновь Кеннеди отказался принимать решительные меры, заявив, что не уступит перед совершенно очевидной местью со стороны средств массовой информации и конгресса. Он сказал, что, возможно, займется

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск