Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

187

людские волны, подталкиваемые тысячами зрителей, напиравших сзади, подкатывались к нему. Они прорывались через цепь охранников, пытавшихся образовать более широкое кольцо вокруг президента. Фрэнсис Кеннеди на ходу пожимал руки этим мужчинам и женщинам, видя впереди специально выстроенный помост, где его ждала Ланетта. Он чувствовал, как его волосы становятся влажными от снега, однако холодный воздух возбуждал его так же, как и приветственные крики толпы. Президент не ощущал усталости, хотя его правая рука немного онемела от частых и крепких рукопожатий. Охранники буквально отрывали от президента прорвавшихся поклонников. Молодая хорошенькая женщина в кремовой куртке пыталась задержать его руку в своей, и ему пришлось выдернуть руку силой.

        Дэвид Джатни вывернулся из толпы, которая готова была поглотить его и Ирен, державшую сына на руках. Людская масса колыхалась взад и вперед, как океанская волна, и Кэмпбелла могли просто затоптать.

        На расстоянии в четыреста ярдов от зрительских мест показался президентский лимузин, за которым следовали правительственные машины с высокопоставленными участниками церемонии. Дальше виднелась бесконечная толпа, которая должна была потом пройти мимо зрителей во время парада. Дэвид Джатни прикинул, что расстояние между ним и президентом равно длине футбольного поля. Потом он заметил, как из толпы, выстроившейся вдоль авеню, вырвались на середину улицы отдельные группы и заставили кортеж остановиться.

        – Он вылезает из машины! – взвизгнула Ирен. – Он идет пешком! О, Боже, я должна дотронуться до него!

        Швырнув Кэмпбелла на руки Дэвиду, она попыталась подлезть под канат, но один из стоявших в ряду полицейских остановил ее. Она побежала вдоль оцепления и проскочила между полицейскими, но ее задержали охранники, образовавшие внутреннее оцепление. Дэвид Джатни смотрел на Ирен и думал, что будь она поумнее, она оставила бы Кэмпбелла у себя на руках. Люди из Службы безопасности поняли бы, что она не представляет собой угрозы, и она могла бы проскользнуть там, где задерживают других. Он видел, как Ирен отбросили к канату, а потом новая людская волна вновь повлекла ее вперед, и она оказалась одной из немногих, кто прорвался, видел, как она схватила президента за руку и поцеловала его в щеку раньше, чем ее грубо отшвырнули прочь.

        Дэвид Джатни понял, что она уже не сможет пробраться к нему и Кэмпбеллу. Она оказалась крошечным комочком в этой массе людей, угрожавшей сейчас полностью затопить улицу. Все больше и больше людей напирали на внешнее оцепление полицейских, и все росло число тех, кто добегал до внутреннего кольца, образованного из агентов Службы безопасности. В обеих линиях оцепления появились разрывы. Кэмпбелл начал плакать, и Джатни полез в карман куртки за конфетами, которые он всегда имел для мальчика. Пальцы его наткнулись на кожаный футляр и ощутили внутри него холодную сталь пистолета двадцать второго калибра.

        И тут Джатни почувствовал, как теплая волна окатила его тело. Он подумал о последних днях, проведенных в Вашингтоне, о множестве зданий, возведенных здесь как утверждение власти государства. Мраморные колонны мемориалов, величие фасадов, все построено на века. Он представил роскошный офис Хока, охраняемый секретарями, вспомнил мормонскую церковь в Юте с ее храмами. И все это создано для того, чтобы некоторые люди могли возвыситься над остальными и держать простого человека, вроде него, на положенном ему месте. Президенты, гуру, мормонские старейшины создают свои доктрины, чтобы отделить себя стеной от остальных людей и, хорошо зная существующую в мире зависть, оградить себя от ненависти. Джатни припомнил свою славную победу во время «охоты» в университете, когда он единственный раз в жизни был героем. Он легонько похлопывал Кэмпбелла по спине, чтобы тот успокоился и перестал плакать. В кармане куртки, под пистолетом, он нащупал пакетик с конфетами и отдал его мальчику. Затем, все еще держа мальчика на руках, он шагнул с тротуара и нырнул под канат ограждения.

        Преподобному Бакстеру Фоксуорту на самом деле совершенно не нравилось идти пешком позади президента Кеннеди. Это было утомительно, несмотря на приветствовавшую их толпу. Его раздражал мокрый снег, от которого костюм стал влажным и мятым. Но когда толпа начала прорываться сквозь два кольца оцепления, Фоксуорт ускорил шаги и оказался рядом с президентом. Сделал он это по двум причинам. Вопервых, он хотел попасть в объектив телекамер, а вовторых, он беспокоился за Кеннеди, понимая, что складывается опасная ситуация. Черт с ней, он будет идти поблизости от Кеннеди, пожимать руки, отвечать на приветствия своих черных братьев, которые узнают его. Он все более воодушевлялся и, вдруг увидев бегущего навстречу человека с маленьким мальчиком на руках, шагнул вперед, чтобы пожать ему руку.

       

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск