Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

187

        Состоявшийся в Овальном кабинете ленч, на котором присутствовали президент, Юджин Дэйзи и Оддблад Грей, вовсе не был предназначен для рекламы. Ленч проходил вполне дружески. Кеннеди поблагодарил преподобного Фоксуорта за его помощь на выборах и взял у него список кандидатов на замещение должностей в департаменте жилищного строительства и социального обеспечения. После этого преподобный Фоксуорт, который вел себя исключительно вежливо и всячески подчеркивал свое уважение к президенту Соединенных Штатов, несколько отрывисто сказал:

        Я должен заявить вам, господин президент, что я против новых законов, предлагаемых вами для контроля за преступностью в стране.

        – Такие законы необходимы, – резко ответил Кеннеди.

        – И рабочие лагеря на Аляске? – спросил Фоксуорт.

        – Те, которые мои оппоненты называют концентрационными? – улыбнулся ему Кеннеди.

        – Совершенно верно, – отозвался преподобный.

        – Такие лагеря рассчитаны только на закоренелых преступников, – Кеннеди говорил спокойно, стараясь все разъяснить. – Это будут рабочие лагеря, на Аляске ведь масса работы, а жителей не хватает. Однако вовсе не обязательно, что попавшие туда люди останутся в рабочих лагерях на всю жизнь. Работая, они получат профессию, а если будут вести себя хорошо, то они в будущем станут жителями Аляски.

        Все это дерьмо, думал преподобный Бакстер Фоксуорт, но, по крайней мере, они не смогут заставить нас собирать хлопок на Аляске, а вслух он сказал:

        – Господин президент, мой народ будет сопротивляться всеми возможными способами.

        Юджин Дэйзи понял, что это один из тех редких случаев, когда можно увидеть откровенную злость на красивом лице Кеннеди. Наступило долгое молчание. В конце концов, Кеннеди справился со своими эмоциями и обратился к преподобному Фоксуорту:

        – Я хочу, чтобы вы четко поняли одну вещь. Это не расовый закон, а уголовный.

        Преподобный Фоксуорт вовсе не выглядел запуганным.

        – Большинство тех, кто отправится в ваши рабочие лагеря на Аляске, будут чернокожие.

        Оддблад Грей и Юджин Дэйзи никогда не видели Кеннеди таким мрачным. Ледяным голосом он сказал Фоксуорту:

        – Тогда пусть они перестанут совершать преступления.

        Преподобный держался столь же холодно.

        – Тогда пусть ваши банкиры, владельцы недвижимости и крупные корпорации перестанут использовать чернокожих как дешевую рабочую силу.

        – Я ставлю вас перед реальным выбором, – сказал Кеннеди. – Или вы доверяете мне, или Сократову клубу.

        – Мы никому не доверяем, – ответил Фоксуорт.

        Кеннеди сделал вид, что не слышал этих слов.

        – Все очень просто, – продолжал он. – Чернокожие преступники будут удалены из негритянского населения, за что можете сказать мне спасибо. Чернокожие, конечно, являются и главными жертвами, хотя из этого не делают большого шума. Первостепенным является тот факт, что негры не должны рассматриваться как вечно преступный класс.

        – А как обстоит дело с белым преступным классом? – спросил преподобный Фоксуорт. – Они тоже поедут на Аляску?

        Он не мог поверить тому, что услышал и не от когонибудь, а от президента Соединенных Штатов.

        – Да, – мягко ответил президент. – Они тоже поедут. Позвольте мне упростить вопрос. Белые люди в нашей стране боятся чернокожих преступников. Когда мы покончим с этим делом, значительное большинство чернокожих объединятся с белыми среднего класса.

        Оддблад Грей отметил, что в первый раз видит своего друга Фоксуорта настолько изумленным, просто лишившимся дара речи.

        – Господин президент, – выступил Грей, – мне кажется вы должны раскрыть преподобному Фоксуорту и оборотную сторону всей истории.

        – Преступность не будет более править этой страной, – подчеркнул президент. – А если быть точным, то и деньги тоже не будут править. Почему вы беспокоитесь о чернокожих преступниках, которые отправятся в рабочие лагеря на Аляску. Общины чернокожих только выиграют от этого.

        – Но это будут лагеря для настоящих бунтарей, – возразил преподобный Фоксуорт, – для тех, кто не хочет жить жизнью среднего класса. Здесь налицо угроза свободе личности.

        – Этот аргумент уже не актуален, – ответил Кеннеди. – Мы больше не можем допускать излишков свободы. Возьмите для примера двух молодых ученых Тиббота и Грессе, которые после убийства нескольких тысяч

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск