Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

188

людей были отпущены на свободу. Их даже нельзя было осудить за совершенное преступление и произошло это изза технических нарушений в ходе судебного процесса. Между прочим, большинство погибших были чернокожие. Эти два молодых человека вышли на свободу благодаря нашим законам. Все это должно быть изменено. Преподобный обернулся к Оддбладу Грею:

        – Отто, и ты с этим согласен?

        Оддблад Грей улыбнулся ему в ответ:

        – Когда я не буду согласен, я подам в отставку.

        – В моей личной жизни и политической карьере, – сказал Кеннеди, – я всегда поддерживал ваше главное дело, Фоксуорт. Разве не так?

        – Да, господин президент. Но это не значит, что вы всегда правы, и вы не можете контролировать административную сторону этого дела на самом низком уровне. Рабочие лагеря на Аляске обернутся концлагерями для негров.

        – Такая возможность существует, – согласился Кеннеди.

        Преподобный Фоксуорт поразился этому ответу. Отто Грей, который знал Кеннеди уже давно, не удивился существованию такой опасности. Он заметил решительность в глазах президента.

        – Я следил за вашей карьерой, – заметил Кеннеди с улыбкой. – Вы создаете необходимый раздражитель для нашего общества. Кроме того, всегда приятно видеть человека вроде вас, действующего с определенной долей остроумия. И я никогда не сомневался в вашей искренности вне зависимости от того, кого вы трахаете. – Оддблад Грей поразился этой непристойности, а Кеннеди продолжал. – Но сейчас мы переживаем опасные времена, и остроумие будет столь же необходимо. Поэтому я хочу, чтобы вы выслушали меня очень внимательно.

        – Я слушаю, – отозвался преподобный Фоксуорт с каменным лицом.

        – Вы должны признать, – сказал Кеннеди, – что большинство людей в Соединенных Штатах из страха ненавидят негров. Они любят только черных спортсменов, артистов, тех негров, которые достигли успехов в разных областях жизни.

        – Вы удивляете меня, – рассмеялся преподобный Фоксуорт.

        Фрэнсис Кеннеди задумчиво посмотрел на него и продолжил:

        – Так кого же они ненавидят? Конечно, не чернокожих среднего класса. Может быть, «ненависть» слишком сильное слово? Лучше сказать «не любят».

        – Годится любое, – отозвался преподобный Фоксуорт.

        – Хорошо, – сказал Кеннеди. – Выходит, объектом этого пренебрежения, нелюбви, ненависти, являются негрыбедняки и негрыпреступники.

        – Не все так просто, – перебил его Фоксуорт.

        – Я знаю, – согласился Кеннеди. – Но для начала сойдет. Теперь я скажу вам следующее. Независимо от того, черный вы или белый, если вы предпочтете преступный образ жизни, то отправитесь на Аляску.

        – Я буду сражаться против этого, – предупредил Фоксуорт.

        – Я могу предложить вам альтернативный сценарий, – с изысканной вежливостью произнес Кеннеди. – Мы продолжаем жить, как сейчас. Вы сражаетесь против действий правительственных органов, направленных на утверждение порядка, сражаетесь против расовой несправедливости. Как вы сами заметили, хорошие законы – это одно, а их исполнение – другое. Неужели вы думаете, что крупные предприниматели нашей страны хотят потерять источник дешевой рабочей силы? Или вы полагаете, что они на самом деле желают, чтобы ваш народ обрел мощное влияние на выборах? Вы надеетесь получить больше от Сократова клуба, чем от меня?

        Преподобный Фоксуорт пристально смотрел на президента. Ему потребовалось немало времени, чтобы ответить.

        – Господин президент, – наконец сказал он, – ваши слова означают, что мы пожертвуем следующим поколением чернокожих ради того, что вы считаете политической стратегией. Я не верю в такие рассуждения. Это, впрочем, не означает, что мы не можем сотрудничать в других сферах.

        – Либо вы с нами, – произнес президент, – либо вы наш враг. Подумайте как следует над этим.

        – Вы собираетесь в такой же манере разговаривать с Сократовым клубом? – ухмыльнувшись поинтересовался Фоксуорт.

        В первый раз Кеннеди улыбнулся ему в ответ:

        – О, нет. Они не получат такой возможности.

        – Если я пойду вашим путем, – сказал Фоксуорт, – то хочу быть уверенным, что белые задницы будут замерзать вместе с черными.

        Федеральный судья освободил Генри Тиббота и Адама Грессе. В тот день, который, как он полагал, станет величайшим днем в его жизни, Уитни Чивер III выступал в суде от имени своих клиентов. Независимо

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск