Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

190

мы имеем, не примет такого закона.

        – Мы их заставим, – мрачно отреагировал Кеннеди. – Разведки других стран будут использовать это средство, поэтому и нам придется. – Он рассмеялся и обратился к доктору Аннакконе. – Я должен буду урезать ваш бюджет. Ваши открытия создают слишком много беспокойства и оставят всех наших адвокатов без работы. Но при подобном испытании ни один невинный человек никогда не будет признан виновным.

        Он решительно встал и подошел к двери, выходящий в Розовый сад, потом продолжил:

        – Я докажу вам, насколько я верю в эту процедуру. Наши враги постоянно обвиняют меня, что я несу ответственность за взрыв атомной бомбы. Они утверждают, что я мог предотвратить его. Юдж, я хочу, чтобы ты помог доктору Аннакконе подготовить проведение испытания на мне. Я хочу быть первым, кто этому подвергнется. Немедленно подготовь свидетелей, все юридические формальности. Он улыбнулся Кристиану Кли. – Мне будут задавать вопрос: «Являетесь ли вы хоть в какойто мере ответственным за взрыв атомной бомбы?» И я должен буду отвечать. – После паузы он добавил. – Я пойду на это испытание, и мой генеральный прокурор тоже. Так ведь, Крис?

        – Конечно, – отозвался Кристиан Кли, – но только после тебя.

        В больнице Уолтера Рида в отделении, подготовленном для президента Кеннеди, имелся специальный конференцзал. Находившийся там президент, члены его штаба, а также три высококвалифицированных врача, которые должны контролировать и удостоверять результаты работы мозгового детектора лжи, слушали, как доктор Аннакконе поясняет всю процедуру.

        Доктор Аннакконе приготовил слайды и включил проектор, после чего начал свою лекцию:

        – Это испытание, как некоторые из вас уже знают, безошибочно выявляет ложь, степень правдивости определяется уровнем активности, вызываемой в мозгу определенными химическими препаратами. Процедура впервые была показана не в полном объеме в медицинской школе университета имени Вашингтона в СентЛуисе. Слайды зафиксировали деятельность человеческого мозга.

        На огромном белом экране, висевшим перед ними, появилось сначала одно крупное изображение, затем второе, третье. По мере того, как пациенты читали, слушали или говорили, в различных частях мозга вспыхивали яркие цветные точки, иногда даже при мысли пациента о значении того или иного слова. Доктор Аннакконе использовал форменные элементы крови, чтобы помечать их радиоактивными метками.

        – По существу, – объяснял доктор Аннакконе, – при этом исследовании мозг говорит с нами при помощи цвета. Точка в глубине мозга вспыхивает во время чтения. Там же на темносинем фоне вы можете увидеть белое пятно неправильной формы с крошечным розовым пятнышком с инфильтрацией синего цвета. Оно просматривается, когда пациент говорит. В передней части мозга аналогичное пятно вспыхивает во время мыслительного процесса. На эти изображения мы накладываем магнетическую резонирующую картину мозга. Весь мозг представляет собой волшебный фонарь.

        Доктор Аннакконе оглядел сидящих в зале, чтобы убедиться все ли слушают его внимательно, затем продолжил:

        – Вы видите, как меняется это пятно в середине мозга? Когда пациент лжет, увеличивается приток крови в мозг, который меняет изображение.

        В центре белого пятна на желтом фоне появилось красное колечко.

        – Пациент лжет… – констатировал доктор Аннакконе. – Когда мы подвергнем испытанию президента, то должны следить за красной точкой внутри желтого пятна. – Аннакконе кивнул президенту. – Теперь мы пройдем в испытательный кабинет.

        В кабинете со свинцовыми стенами Фрэнсис Кеннеди лег на холодный жесткий стол. У него за спиной был виден большой металлический цилиндр. Когда Аннакконе закрепил у президента на лбу и на подбородке пластиковую маску, Фрэнсис Кеннеди на мгновение задрожал от страха. Он ненавидел, когда чтолибо закрывало его лицо. Его руки привязали к бокам. Затем Кеннеди почувствовал, как доктор Аннакконе вдвинул его стол внутрь цилиндра. Пространство внутри цилиндра оказалось уже и темнее, чем он ожидал. Наступила тишина. Теперь Фрэнсис Кеннеди очутился в кольце радиоактивных кристаллов.

        До Кеннеди, как эхо, доносился голос доктора Аннакконе, объяснявшего, что он должен смотреть на белый крест прямо перед его глазами.

        – Вы должны не отрывать глаз от креста, – повторил

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск