Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

199

взгляде себя. Маленьким мальчиком он понимал, что его отец и мать покинут его, чтобы заняться любовью в своей спальне.

        – Послушай, – обратился он к Ирен, – я буду спать здесь на диване, а малыш может спать с тобой.

        – Глупости, – отозвалась Ирен. Он совсем не против спать один. Правда Кэмпбелл?

        Мальчик молча кивнул. Он вообще редко разговаривал.

        Ирен с гордостью продолжала:

        – Он у меня храбрый мальчик. Не так ли, Кэмпбелл?

        В эту минуту Дэвид Джатни ощутил острую ненависть к ней. Подавив в себе это чувство, он сказал:

        – Мне нужно коечто написать, я лягу поздно. Думаю, будет лучше, если первые несколько ночей он поспит с тобой.

        – Если тебе нужно поработать, ладно, – весело согласилась Ирен.

        Она протянула руку к Кэмпбеллу, мальчик спрыгнул с дивана и, прибежав в ее объятия, спрятал голову у нее на груди.

        – Ты ведь собираешься пожелать доброй ночи дяде Джату? – обратилась она к мальчику и ослепительно улыбнулась Дэвиду. Улыбка сделала ее лицо прекрасным.

        Как он понял, ее личная маленькая шутка, своеобразный способ сообщить ему, как она обращалась к мальчику, когда жила с другими любовниками, и дать ему почувствовать свою благодарность за то, что он не разрушает ее веру в людей.

        Мальчик все еще стоял, прижавшись лицом к ее груди, а Дэвид нежно потрепал его по плечу и сказал:

        – Спокойной ночи, Кэмпбелл.

        Мальчик поднял голову и посмотрел Джатни в глаза. Это был особенный вопрошающий взгляд ребенка с любопытством взирающий на совершенно новый объект в его маленьком мирке, словно он мог представлять собой опасность.

        Дэвид Джатни был поражен этим взглядом. Он заметил, что у мальчика необычайно утонченное лицо, редко встречающееся у таких маленьких детей, – высокий лоб, блестящие серые глаза, четко очерченный решительный рот.

        Кэмпбелл улыбнулся Джатни, и это волшебным образом преобразило лицо мальчика, которое осветилось доверием. Он протянул руку и коснулся лица Дэвида, а потом Ирен увела сына в спальню.

        Через несколько минут она вернулась и поцеловала Джатни.

        – Спасибо тебе за твою заботу, – сказала она. – Мы можем побыстрому перепихнуться, прежде, чем я вернусь туда.

        Она произнесла эти слова, не сопровождая их никакими зазывными телодвижениями. Это было просто дружеское предложение.

        Дэвид Джатни подумал о маленьком мальчике, который за дверью спальни ждет свою маму, и произнес:

        – Нет.

        – Ладно, – весело ответила она и отправилась в спальню.

        Последующие несколько недель Ирен была чрезвычайно занята, взяв дополнительную работу, которая плохо оплачивалась и отнимала много времени. Она участвовала в кампании за переизбрание Кеннеди, чьей страстной поклонницей была, без конца говорила о социальных программах, которые он отстаивает, о его борьбе с богачами, о битве за реформу правовой системы. Дэвид думал, что она просто очарована внешностью Кеннеди, его магическим голосом и трудится в местном штабе за переизбрание Кеннеди, понуждаемая скорее страстью, нежели политическими убеждениями.

        Через три дня после ее переезда к нему он зашел в штаб избирательной кампании в СантаМонике и застал Ирен за компьютером. Маленький Кэмпбелл лежал у ее ног в спальном мешке, но не спал, и Дэвид увидел его раскрытые глаза.

        – Я заберу его домой и уложу в постель, – предложил Дэвид.

        – Он здесь в полном порядке, – возразила Ирен. – Я не хочу злоупотреблять твоим хорошим отношением.

        Джатни вытащил Кэмпбелла из спального мешка, где мальчик лежал полностью одетый, только разутый, взял его за руку и ощутил теплую мягкую кожу. В этот момент он был счастлив.

        – В первую очередь угощу его пиццей и мороженым, – сказал Джатни Ирен. – Можно?

        Она была очень занята за своим компьютером.

        – Не испорти его. После твоего ухода он съел йогурт.

        Она улыбнулась Дэвиду и чмокнула Кэмпбелла.

        – Мне ждать тебя? – поинтересовался Джатни.

        – Зачем? – быстро спросила она, и потом добавила. – Я приду поздно.

        Джатни вышел, ведя мальчика за руку. Проехав до Монтанаавеню, он остановился у маленькой пиццерии. Там он сделал заказ и стал смотреть, как ест Кэмпбелл. Мальчик больше с интересом ковырялся в пицце, чем ел, но Дэвиду доставляло удовольствие наблюдать за ним.

        Мороженое Кэмпбелл почти вылизал, а уходя Джатни прихватил

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск