Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

208

была забита толпой, мешающей движению.

        Преподобный Фоксуорт вновь обратился к Виксу:

        – Вы знаете, Израиль может использовать ваши таланты. Но я подозреваю, что вы и сейчас весьма плодотворно сотрудничаете с ними.

        Он получил удовольствие, увидев, как покраснел Викс.

        Артур Викс клюнул на наживку, но более хладнокровно, чем хотелось бы Фоксуорту.

        – Мой послужной список, – заявил Викс, – говорит, что я в меньшей степени, чем любой другой советник по национальной безопасности, позволял Израилю влиять на нашу внешнюю политику. Но я понимаю ваш намек, вы интересуетесь, почему я не уезжаю на историческую родину? Это вечный вопрос, адресованный национальным меньшинствам. Ответ таков – я вышел из Америки. А как вы ответите, если ктонибудь задаст вам этот вопрос?

        Преподобный Фоксуорт расхохотался и сказал:

        – Я скажу так – вы привезли меня из Африки, вы и решайте, куда я должен возвращаться. Но я не хотел ссориться, в конце концов, мы с вами представляем два самых влиятельных национальных меньшинства в этой стране. – После небольшой паузы он продолжил. – Конечно, к вашему народу в этой стране больше не относятся с предубеждением. Но мы надеемся когданибудь добиться того же.

        На какоето мгновение Викс глянул на Фоксуорта с полным презрением, и преподобный заметил, что это было не презрение белого человека к черному, а презрение цивилизованного человека к дикому.

        В эту минуту машина остановилась, и Оддблад Грей выглянул в окно.

        – Черт возьми! Президент вылез из лимузина и идет пешком, – вырвалось у него.

        Юджин Дэйзи сунул бумаги в кейс и защелкнул замок. Потом отстегнул цепочку от своего запястья и передал кейс агенту Службы безопасности, сидевшему рядом с шофером.

        – Если он идет пешком, мы должны идти вместе с ним, – произнес он.

        Оддблад Грей посмотрел на Кристиана Кли и сказал:

        – Крис, ты должен остановить его. Используй свое право вето.

        – У меня его больше нет, – отозвался Кристиан Кли.

        – Я думаю, – вмешался Артур Викс, – будет лучше, если вы вызовете сюда побольше людей из Службы безопасности.

        Они вышли из машины и, образовав шеренгу, пошли следом за президентом.

        Президент Фрэнсис Кеннеди решил пройти последние пятьдесят ярдов до трибуны пешком. В первый раз ему захотелось физически прикоснуться к людям, которые любят его и стоят под снегом много часов, чтобы увидеть его в движущейся пуленепробиваемой стеклянной будке. Впервые он поверил, что ему нечего бояться их. И он решил в этот великий день показать людям, что доверяет им.

        Большие снежные хлопья все еще кружились в воздухе, но Кеннеди не замечал их. Он шел по авеню и пожимал руки людям, которые прорывались сквозь полицейские кордоны. Потом вокруг него сомкнулось кольцо из агентов Службы безопасности. Тем не менее отдельные людские волны, подталкиваемые тысячами зрителей, напиравших сзади, подкатывались к нему. Они прорывались через цепь охранников, пытавшихся образовать более широкое кольцо вокруг президента. Фрэнсис Кеннеди на ходу пожимал руки этим мужчинам и женщинам, видя впереди специально выстроенный помост, где его ждала Ланетта. Он чувствовал, как его волосы становятся влажными от снега, однако холодный воздух возбуждал его так же, как и приветственные крики толпы. Президент не ощущал усталости, хотя его правая рука немного онемела от частых и крепких рукопожатий. Охранники буквально отрывали от президента прорвавшихся поклонников. Молодая хорошенькая женщина в кремовой куртке пыталась задержать его руку в своей, и ему пришлось выдернуть руку силой.

        Дэвид Джатни вывернулся из толпы, которая готова была поглотить его и Ирен, державшую сына на руках. Людская масса колыхалась взад и вперед, как океанская волна, и Кэмпбелла могли просто затоптать.

        На расстоянии в четыреста ярдов от зрительских мест показался президентский лимузин, за которым следовали правительственные машины с высокопоставленными участниками церемонии. Дальше виднелась бесконечная толпа, которая должна была потом пройти мимо зрителей во время парада. Дэвид Джатни прикинул, что расстояние между ним и президентом равно длине футбольного поля. Потом он заметил, как из толпы, выстроившейся вдоль авеню, вырвались на середину улицы отдельные группы и заставили кортеж остановиться.

        – Он вылезает из машины! –

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск