Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

212

быть выставлена на показ?

        Она посмотрела в тот угол Розового сада, где в плетеных креслах сидели и оживленно разговаривали Оддблад Грей и Фоксуорт. Шея преподобного была закутана ярким шарфом, который должен был напоминать всем о его чудесном спасении после пули, пробившей ему горло.

        Преподобный Бакстер Фоксуорт, разговаривая, хрипел, но был попрежнему бодр, полон жизненного энтузиазма и честолюбивых замыслов. Элен Дю Пре хорошо слышала его голос.

        – Отто, – говорил он, – какого дьявола я поступил так? Я, не задумываясь, подставил себя под пулю, предназначенную белому человеку. Я бросил свою знаменитую задницу, чтобы прикрыть Кеннеди, а он даже не был мне братом. Почему, ответь мне, почему?

        Оддблад Грей, который теперь ежедневно ходил к психиатру, чтобы избавиться от депрессии, произнес:

        – Потому что ты, Вертлявая задница, прирожденный герой.

        Психиатр заявил Грею, что после всех событий прошлого года его депрессивное состояние совершенно естественно. Так какого черта он ходит к психиатру?

        Фоксуорт прокручивал в уме слова о своем геройстве.

        – Все дело в том, – сказал он, – что у меня в крови чувство соперничества. А теперь, когда я собираюсь баллотироваться в сенат, эти хилые белые ниггеры называют меня последним Дядей Томом. Они говорят, что только черный Дядя Том мог подставить себя под пулю, предназначенную белому человеку. Как тебе нравится это дерьмо?

        – О чем ты беспокоишься? – спросил Оддблад Грей. – Ты будешь первым черным сенатором от штата НьюЙорк и сможешь выгнать их всех из города.

        – Это ято последний Дядя Том, – повторил преподобный Фоксуорт. – Да я двадцать лет крушил яйца белых людей, пока они делали себе прически в африканском стиле. – Он улыбнулся. – Ну а как твои дела, Отто? Президент предложила тебе подать в отставку?

        – Нет, – ответил Оддблад Грей. – Я буду министром здравоохранения, образования и социального обеспечения. Мы с тобой еще будем вершить дела.

        – Это хорошо, – заметил преподобный Фоксуорт. – Знаешь, Отто, то, что у нас теперь президент женщина, создает прецедент. Появляется шанс и для чернокожего стать Человеком Номер Один. Будь я на твоем месте, я перестал бы ходить к психиатру. Зачем тебе иметь это в своем досье, если когданибудь придется выдвигать свою кандидатуру на самый высокий пост в стране. Ты не можешь быть сразу и чернокожим, и сумасшедшим, да еще надеяться, что тебя изберут президентом Соединенных Штатов.

        Здесь, в Розовом саду, Оракул был в центре внимания. Ему преподнесли по случаю дня рождения торт, такой огромный, что он занял весь стол. Верх торта украшал выложенный красным, белым и синим кремом звезднополосатый флаг. Телевизионные камеры придвинулись поближе, чтобы показать всей стране, как Оракул задувает сто свечек на торте. Ему помогали в этом президент Элен Дю Пре, Оддблад Грей, Юджин Дэйзи, Артур Викс и члены Сократова клуба.

        Оракул попробовал кусочек торта, а затем разрешил взять у себя интервью Кассандре Чатт, которая добилась такой высокой чести с помощью Лоуренса Салентайна. Кассандра успела сказать несколько вступительных слов, пока задували свечи, а теперь задала Оракулу вопрос:

        – Как вы чувствуете себя в сто лет?

        Оракул недоброжелательно посмотрел на нее. Он выглядел в тот момент страшно рассерженным, и Кассандра Чатт обрадовалась, что у нее будет время монтировать эту пленку. Старик казался уродливым – вся голова в пятнах, кожа напоминает сплошной шрам, рта почти не видно. На какоето мгновение она испугалась, что он оглох или выжил из ума, и повторила вопрос:

        – Как вы чувствуете себя в сто лет?

        Оракул улыбнулся, лицо его покрылось бесчисленными морщинками.

        – Кто эта чертова идиотка? – спросил он.

        Увидев свое лицо на одном из телевизионных мониторов, он ужаснулся и вдруг возненавидел этот прием по поводу своего дня рождения. Он посмотрел прямо в камеру и сказал:

        – Где Кристиан?

        Президент Элен Дю Пре сидела около креслакаталки Оракула и держала его за руку. Оракул дремал, это был тихий сон старца, ожидающего смерть. Прием в Розовом саду продолжался без него.

        Элен Дю Пре помнила себя молодой женщиной, одной из протеже Оракула. Она так его обожала. Он обладал интеллектуальным изяществом, остроумием, живостью и жизнелюбием, всем тем, что она хотела бы

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск