Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

20

мундиры времен Ренессанса оказались похоронены под напором охваченных ужасом верующих.

        Ромео бросил ружье на землю. В окружении своих вооруженных сообщников в одеждах монахов и монашенок он вместе с толпой бежал с площади на римские улицы. Он почти ничего не видел, его пошатывало, Анни схватила его за руку и втолкнула в ожидавший их автофургон. Ромео, зажав ладонями уши, чтобы не слышать воплей, испытал шок, потом пришло ощущение восторга и чуда, словно убийство свершилось во сне.

        В реактивном самолете, следовавшем рейсом из Рима в НьюЙорк, Ябрил и его группа держали все под своим контролем; салон первого класса был освобожден от всех пассажиров, за исключением Терезы Кеннеди.

        Теперь Тереза Кеннеди была больше заинтересована, чем испугана. На нее произвело сильное впечатление то, с какой легкостью террористы запугали ее телохранителей, показав взрывные устройства на своих телах. Первый же выстрел превратил бы самолет в кучу обломков. Она отметила, что все террористы, мужчины и женщины, имеют стройные и подтянутые фигуры атлетов и на их лицах отражается целая гамма эмоций. Мужчинатеррорист вышвырнул одного телохранителя из салона первого класса и продолжал толкать его по проходу салона туристского класса. Одна из женщин стояла в сторонке с автоматом наготове, и, когда агент Службы безопасности не захотел оставить Терезу Кеннеди, женщина приставила дуло автомата к его голове и по ее глазам было видно, что она готова выстрелить. Глаза у нее косили, лицо отвердело, мускулы вокруг рта напряглись так, что губы слегка раздвинулись и приоткрылись зубы. В этот момент Тереза Кеннеди оттолкнула телохранителя и заслонила его своим телом, тогда террористка улыбнулась и жестом приказала ей сесть на место.

        Тереза Кеннеди наблюдала за тем, как Ябрил руководил операцией. Он казался отстраненным, как если бы был режиссером, наблюдающим за представлением актеров, при этом он не приказывал, а только намекал, предлагал. Она видела, как он руководил своими людьми, чтобы отсечь пассажиров туристского салона от носовой части самолета. Он вел себя как человек, наблюдающий за лицом, порученным его попечению, и, когда она вернулась на свое место, он одобрительно улыбнулся и отправился в кабину пилотов. Один из бандитов охранял проход из туристского салона в первый класс, две женщины с автоматами остались в салоне вместе с Терезой, еще один террорист держал под прицелом стюардессу, которая по микрофону внутренней связи обращалась к пассажирам. Все они выглядели слишком незначительными, чтобы вызывать такой ужас.

        В рубке управления Ябрил разрешил пилоту передать по радио, что самолет захвачен террористами, и сообщить, что он меняет курс и летит в Шерабен. Американские власти будут думать, что их единственная проблема – это переговоры насчет обычных требований арабских террористов. Ябрил остался в рубке управления, чтобы слушать радиопередачи.

        Во время полета не оставалось ничего другого как ждать. Ябрил думал о Палестине своего детства, о родном доме, как о зеленом оазисе в пустыне, об отце и матери, как об ангелах света, о великолепном Коране, всегда под рукой лежавшем у отца на столе. И все это рухнуло в клубах дыма, в огне, во взрывах бомб, обрушивавшихся с неба. После прихода израильтян, все его детство протекало в какомто огромном концентрационном лагере, в обширном поселении из полуразвалившихся хижин, жителей которого объединяло только одно – ненависть к евреям. К тем самым евреям, которых восхвалял Коран.

        Ябрил вспоминал, что в университете коекто из преподавателей отзывался о плохо выполненном задании, как об «арабской работе», он и сам употребил это выражение, когда мастероружейник вручил ему ружье с дефектом. Ну ничего, сегодняшнее дело никто не назовет «арабской работой».

        Он всегда ненавидел евреев, вернее, израильтян. Когда он был четырехпятилетним ребенком, израильские солдаты устроили налет на поселение, где он ходил в школу, так как получили ложную информацию – «арабская работа», – что в лагере скрываются террористы. Всем приказали выйти из домов на улицу с поднятыми руками, включая детей, оказавшихся в длинной, выкрашенной в желтый цвет хижине, называвшейся школой. Им приказали лечь на землю неподалеку от лагеря. Ябрил вместе с другими детьми – его однолетками сбились в кучку и с поднятыми

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск