Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

15

мне.

        И он вытолкал Джонни Фонтена из комнаты.

        Хаген сидел за письменным столом и составлял списки. Дон глубоко вздохнул и спросил:

        – Еще чтонибудь?

        – Невозможно уже отказывать Солоццо. На этой неделе тебе придется с ним встретиться.

        Хаген держал ручку над блокнотом. Дон пожал плечами:

        – Теперь, когда свадьба позади, я к его услугам в любое время.

        Этот ответ говорил Хагену о том, что Виргилию Солоццо будет отказано.

        Хаген осторожно заметил:

        – Приказать Клеменца привести в дом нескольких человек?

        Дон был поражен:

        – Для чего? Я не ответил перед свадьбой, потому что в такой великий день не должно быть ни облачка. Кроме того, я хотел заранее знать, о чем он собирается говорить. Теперь это известно. Он предлагает нам позорное соглашение.

        Хаген спросил:

        – Значит, ты отказываешься?

        И когда дон утвердительно кивнул головой, Хаген добавил:

        – Я считаю, что этот вопрос мы должны обсудить всей семьей и лишь потом дать ответ.

        Дон улыбнулся:

        – Ты так считаешь? Хорошо. Мы это обсудим. После твоего возвращения из Калифорнии. Я хочу, чтобы ты завтра полетел туда и уладил дела Джонни. Встретишься с этим мыльным пузырем из кино. Скажи Солоццо, что встречусь с ним после твоего возвращения из Калифорнии. Еще чтонибудь?

        Хаген произнес официальным тоном:

        – Звонили из больницы. Советник Абандандо умирает, он не протянет до конца ночи. Его семье предложили придти и ждать.

        Хаген исполнял обязанности советника уже год, с тех пор, как рак приковал Дженко Абандандо к больничной койке. Теперь он ждал от дона нескольких слов о том, что должность остается за ним. Все было против него. Согласно традиции, столь высокий пост мог получить лишь чистокровный итальянец. Даже изза того, что он временно исполнял эту должность, было немало неприятностей. Кроме того, ему всего тридцать пять лет и недостает опыта и хитрости.

        Но поведение дона обнадеживало. Он спросил:

        – Когда уезжают моя дочь с мужем?

        Хаген взглянул на часы:

        – Через несколько минут они разрежут торт и еще через полчаса уедут.

        Он чтото вспомнил:

        – Да, жених получит чтото важное в семье?

        Реакция дона была неожиданно бурной:

        – Никогда! – Дон ударил по столу ребром ладони. – Никогда! Дай ему чтонибудь, чтобы зарабатывал на жизнь, но не смей намекать ему на семейное дело. Передай это остальным: Сонни, Фредо и Клеменца.

        Дон отдышался и продолжал:

        – Скажи сыновьям, всем троим, что они поедут со мной в больницу навестить Дженко. Я хочу, чтобы они отдали ему последний долг. Скажи Фредо, чтобы взял большой автомобиль, и спроси Джонни, не согласится ли он поехать с нами. – Он видел, что Хаген смотрит на него вопросительно. – Я хочу, чтобы ты поехал в Калифорнию этой ночью. У тебя не будет времени навестить Дженко, но не уезжай, пока я не вернусь из больницы и не переговорю с тобой. Понял?

        – Понял, – ответил Хаген. – К которому часу Фред должен приготовить машину?

        – Как только гости разойдутся, мы поедем, – ответил дон Корлеоне. – Дженко будет ждать меня.

        – Звонил сенатор, – сказал Хаген. – Извинился, что не пришел, но надеется, что ты поймешь. Он имеет, наверное, в виду тех парней из ФБР, что записывали номера машин. Свой подарок он прислал с нарочным.

        Дон кивнул. Он не счел нужным заметить, что сам предупредил сенатора и предложил ему не приходить.

        – А подарокто хоть красивый?

        Хаген скорчил гримасу, которая должна была обозначать «да» и которая была слишком итальянской для ирландского лица Хагена.

        – Старинные монеты, очень дорогие. Дети смогут продать их за десять тысяч долларов. Сенатор потратил массу времени, чтобы достать подходящую вещь. Для людей подобного сорта это поважнее цены.

        Дон Корлеоне не скрывал своего удовольствия по поводу того, что такой важный человек, как сенатор, счел нужным выразить свое уважение к нему. Сенатор, подобно Луке Брази, был одним из столпов, на которых покоилось могущество дона, и своим подарком он как бы еще раз присягнул ему.

        Когда Джонни Фонтена появился в саду, Кей Адамс сразу узнала его. Она была очень удивлена:

        – Ты никогда не говорил, что твоя семья знакома с Джонни Фонтена. Теперь я уж точно выйду за тебя замуж.

        – Хочешь познакомиться с ним? – спросил Майкл.

        – Не сейчас. – Она вздохнула. – Три года я была

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск