Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

23

флаг Соединенных Штатов и флаг президента с бледными звездами на яркоголубом фоне.

        Члены президентского штаба устроились рядом с Кеннеди, разложив на овальном столе папки с бумагами. Дальше сели министры и руководитель ЦРУ, а на другом конце стола расположился глава Объединенного комитета начальников штабов, армейский генерал при полном параде, выглядевший как расфуфыренный манекен в траурной толпе. Вицепрезидент Элен Дю Пре, единственная женщина в зале, в модном темносинем костюме и белой блузке, сидела в дальней от Кеннеди стороне стола. Красивое лицо ее было суровым. Запахи Розового сада наполняли зал, просачиваясь сквозь тяжелые занавеси и шторы, прикрывавшие стеклянные двери, аквамаринового цвета ковер окрашивал залу в зеленоватые тона.

        Первым взял слово глава ЦРУ Теодор Тэппи. Одно время он занимал пост руководителя ФБР и, не отличаясь ни красноречием, ни политическими амбициями, никогда не превышал полномочий ЦРУ какими бы то ни было рискованными или нелегальными предприятиями. Личный штаб Кеннеди, особенно Кристиан Кли, высоко ценил его.

        – За те несколько часов, что были в нашем распоряжении, – начал Теодор Тэппи, – мы получили некоторую неутешительную информацию. Убийство Папы совершила группа, целиком состоящая из итальянцев. Угон самолета с Терезой осуществлен смешанной группой, которую возглавляет араб, по имени Ябрил. Выглядит совпадением, что оба инцидента произошли в один и тот же день в одном городе. Хотя, конечно, мы должны это проверить.

        – В данный момент, – мягко заметил Кеннеди, – убийство Папы не столь важно. Наша главная забота – решить проблему с угонщиками. Они предъявили какиенибудь требования?

        – Нет, – быстро и твердо отрапортовал Тэппи, – и это весьма странное обстоятельство.

        – Поручите вашим людям готовиться к переговорам, – приказал Кеннеди, – и докладывайте мне лично о каждом шаге. – Он повернулся к государственному секретарю и спросил: – Какие страны будут помогать нам?

        – Все, – ответил госсекретарь. – Все остальные арабские страны ужаснулись, они осуждают саму идею, чтобы вашу дочь держали в качестве заложницы. Это оскорбляет их понятие чести, и, кроме того, они не забывают о собственном обычае кровной мести. Они уверены, что ничего хорошего для них из этого не получится. У Франции неплохие отношения с султаном, она предлагает нам послать туда наблюдателей. Великобритания и Израиль не в силах помочь нам, им там не доверяют. Но пока похитители не предъявили своих требований, мы блуждаем в потемках.

        Фрэнсис Кеннеди обратился к Кристиану:

        – Крис, как ты думаешь, почему они не предъявляют требований?

        – Может быть, прошло еще слишком мало времени. Или же у них есть другая карта, которую они собираются разыграть.

        В Правительственной зале воцарилось мрачное молчание, только отсвечивала черная кожа тяжелых кресел, и свет белых настенных ламп ложился на лица собравшихся сероватым оттенком. Кеннеди ждал, чтобы все высказались, но перестал слушать, едва они стали говорить о сделке, об угрозе санкциями, морской блокадой, замораживанием активов Шерабена в Соединенных Штатах. Прозвучало и такое предположение, что террористы будут до бесконечности затягивать переговоры, чтобы занимать время на телевидении и в сообщениях информационных агентств.

        Через некоторое время Фрэнсис Кеннеди обернулся к Оддбладу Грею и коротко сказал:

        – Запланируйте мне и моему штабу встречу с лидерами конгресса и председателями соответствующих комитетов.

        Затем он обратился к Артуру Виксу:

        – Пусть ваша национальная безопасность разрабатывает планы на тот случай, если дело перерастет в нечто более серьезное.

        Кеннеди встал, собираясь покинуть совещание.

        – Джентльмены, – обратился он ко всем, – должен сказать вам, что я не верю в совпадения. Я не верю, что Папа Римский мог быть убит в один и тот же день и в том же городе, когда похитили дочь президента Соединенных Штатов.

        Пасхальное воскресенье казалось бесконечным. Белый дом был переполнен служащими различных комитетов, образованных ЦРУ, армией, флотом и государственным департаментом. Все соглашались в одном: более всего озадачивает то, что террористы до сих пор не предъявили своих требований в обмен на освобождение заложников. За стенами Белого дома улицы были забиты транспортом, репортеры

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск