Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

35

он. – Подожди в гостиной. Как только чтонибудь станет известно, я тут же сообщу тебе.

        Он закрыл за ней дверь. Майкл уселся в одно из обитых кожей огромных кресел. Сонни бросил на него быстрый и острый взгляд и сел за письменный стол.

        – Ты будь возле меня, Майк, – сказал он. – Услышишь вещи, которые тебе не хотелось бы слышать.

        Майкл зажег сигарету.

        – Я могу помочь тебе, – сказал он.

        – Нет, не можешь, – отозвался Сонни. – Старик рассердился бы, как черт, узнай он, что ты замешан в это дело.

        Майкл встал и завопил:

        – Да ты что, вшивый выродок? Он же мой отец. Я не сумею помочь? Сумею. Я не обязательно должен убивать людей, но помочь могу. Перестань относиться ко мне, как к маленькому братику. Я видел войну. В меня стреляли. Я сам убил нескольких японцев. Что ты думаешь я сделаю, когда ты когонибудь прикончишь? В обморок упаду?

        Сонни улыбнулся.

        – Еще немного, и ты захочешь, чтобы я поднял руки. Окэй, оставайся здесь и займись телефоном. – Он повернулся к Тессио. – Только что я получил информацию, которую мы ждали. Ктото должен был показать на старика. Это мог быть Клеменца и это мог быть Пауло Гатто, который для удобства заболел. Я уже знаю, кто. Посмотримка, Майк, что ты думаешь по этому поводу?

        С величайшей осторожностью Майкл обдумывал этот вопрос. Клеменца – капорегиме семейства Корлеоне. Дон Корлеоне сделал его миллионером, и они были близкими друзьями на протяжении более, чем двадцати лет. Его должность – одна из самых значительных в организации. Чего может Клеменца добиться изменой своему дону? Заработать деньги? Он достаточно богат, но ведь людям свойственна погоня за наживой. Стать сильнее? Быть может, это месть за нечаяно нанесенную или даже не существующую обиду? Его могло задеть, что Хаген назначен консильори. А может быть это уверенность бизнесмена в том, что Солоццо в конце концов одержит верх? Нет, не может Клеменца быть изменником. Майкл пришел к этому выводу, хотя при этом подумал, что просто не хочет смерти Клеменца. Когда он был малышом, этот толстяк приносил ему самые красивые подарки и часто, когда дон был загружен делами, брал его с собой на прогулки. Он не может поверить в то, что Клеменца предал их.

        А с другой стороны, Солоццо хотел иметь Клеменца в кармане больше, чем коголибо другого из семейства Корлеоне.

        Мысли Майкла перенеслись на Пауло Гатто. Пауло еще не нажил богатства. Его ценят, и подъем его по служебной лестнице в организации ему обеспечен, но ему, как и всем в таких случаях, приходиться ждать. Молодости, однако, свойственны мечты о силе и могуществе. Это должен быть Пауло. И тут Майкл вспомнил, что когда в шестом классе пустовало место за его партой, он меньше всего хотел, чтобы его занял Гатто.

        – Ни один из них, – сказал он, но сказал только потому, что Сонни заявил, будто знает ответ.

        Сонни улыбнулся ему.

        – Не беспокойся, – сказал он. – Клеменца в порядке. Это Пауло.

        Майкл видел, что с сердца Тессио, будто камень свалился. Он тоже был капорегиме и симпатизировал Клеменца. Кроме того, и сам факт измены не столь серьезен, раз предатель занимал такой незначительный в организации пост. Тессио осторожно спросил:

        – Значит, завтра я могу отправить своих людей по домам?

        – Послезавтра, – ответил Сонни. – Слушай, я хочу поговорить с братом о семейных делах с глазу на глаз. Сделай одолжение, подожди в гостиной. Список кончим составлять позже. Ты поработаешь над ним вместе с Клеменца.

        – Конечно, – ответил Тессио и вышел из комнаты.

        – Как ты можешь с такой уверенностью утверждать, что это Пауло? – спросил Майкл.

        – У нас свои люди на телефонной станции, и они прослушали все разговоры, которые вели по своим домашним телефонам Пауло и Клеменца. В один из трех дней, когда Пауло болел, ему позвонили из автомата, что напротив конторы старика. Сегодня тоже. Они хотели проверить, будет ли со стариком Пауло или вместо него послан ктото другой. А может быть, они звонили по другой причине. Это уже не имеет значения. – Сонни пожал плечами. – Слава богу, что это Пауло. Клеменца нам очень нужен.

        – Это будет война до победного конца? – спросил Майкл.

        Глаза Сонни потяжелели.

        – Да, и начнется она сразу после возвращения Тома. Остановимся только в том случае, если распорядится старик.

        – А почему бы не подождать, пока старик сможет говорить? –

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск