Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

37

Тессио получили приказ не спускать с него глаз.

        Том Хаген изложил перед всеми предложения Солоццо. Он рассказал, что Солоццо собирался его убить после получения сообщения о неудачном исходе покушения на дона.

        – Если мне когданибудь придется выступать с защитой перед верховным судом, – сказал, улыбаясь, Хаген, – я никогда не сделаю это лучше, чем сегодня ночью перед этим проклятым Турком. Я сказал ему, что смогу обкрутить тебя, Сонни, вокруг пальца, что в детстве мы были друзьями, что, только не сердись, возможно, ты не так уж расстроен, получая место старика, да простит мне господь.

        Он извиняюще улыбнулся Сонни, который показал ему, что не придает этому значения.

        Майкл сидел, опершись о спинку кресла, и смотрел на обоих. Когда Хаген вошел в кабинет, Сонни кинулся его обнимать, и Майкл невольно позавидовал тому, что во многом эти люди ближе друг другу, чем родные братья.

        – Перейдем сразу к делу, – сказал Сонни. – Нам необходимо составить планы. Посмотрите на список, который составили мы с Тессио. Тессио, передай список Клеменца.

        – Если мы собираемся чтото планировать, – сказал Майкл, – при этом непременно должен присутствовать Фредо.

        – Фредо не может нам помочь, – печально возразил Сонни. – Врач говорит, что он был в сильнейшем шоке и рекомендует длительный отдых. Я этого понять не могу. Фредо всегда был довольно сильным парнем. Ему, конечно, трудно было видеть старика застреленным, он всегда боготворил дона. Он не такой, как мы с тобой, Майк.

        – Окэй, – спешно проговорил Хаген. – Оставьте Фредо. Не впутывайте его ни в одно дело. Думаю, что тебе, Сонни, следует, пока все не кончится, сидеть дома. Я лично не собираюсь отсюда выходить. Здесь мы в безопасности. Не пренебрегайте Солоццо. Он настоящий мужчина, калибр девяносто. Больница надежно защищена?

        Сонни утвердительно кивнул головой.

        – Полицейские закрыли больницу, и я позаботился о том, чтобы там все время были наши люди. Каково твое мнение о списке, Том?

        Хаген смутился.

        – Иисус Христос! Ты, Сонни, и в самом деле относишься к этому, как к личному делу. Дон видел бы в этом чисто деловой спор. Солоццо – ключевая фигура. Избавиться от Солоццо, и все уладится. Братьев Татаглия можно не трогать.

        Сонни посмотрел на своих капорегимес. Тессио пожал плечами.

        – Это сложно, – сказал он.

        – Одним делом мы можем заняться без споров, – сказал Сонни Клеменца. – Я не хочу, чтобы Пауло оставался здесь. Поставь его первым в твоем списке.

        Капорегиме послушно кивнул головой.

        – А что с Лукой? – спросил Хаген. – Солоццо чтото не слишком беспокоится. Если Лука нас продал, мы в настоящей беде. Комунибудь удалось связаться с ним?

        – Нет, – ответил Сонни. – Я звонил ему всю ночь. Может быть, он трахает когонибудь?

        – Нет, – сказал Хаген. – Он никогда не остается у своих красоток. Майк, продолжай звонить, пока не дождешься ответа.

        Майкл послушно взялся за трубку и набрал номер. Послышались длинные гудки, но никто к телефону не подошел. Наконец, он положил трубку.

        – Продолжай звонить каждые пятнадцать минут, – сказал Хаген.

        – Хорошо, – сказал Сонни нетерпеливо. – Том, ты советник, где же твои советы? Что, черт побери, мы должны предпринять?

        Хаген налил себе виски.

        – Будем вести с Солоццо переговоры, пока твой отец не сумеет взять управление в свои руки. В случае необходимости можно будет даже пойти на сделку. Как только дон поправится, он сумеет все тихо уладить.

        – Ты думаешь, я не могу справиться с Солоццо? – со злобой в голосе спросил Сонни.

        Том Хаген посмотрел ему прямо в глаза.

        – Разумеется, Сонни, ты можешь его одолеть. Семейство Корлеоне обладает достаточной для этого силой. Клеменца и Тессио в состоянии мобилизовать даже тысячу человек, если дело дойдет до настоящей войны. Но это приведет к разрушениям во всем ИстСайде, и остальные семейства обвинят в этом Корлеоне. Мы наживем себе многочисленных врагов, а дон в такое дело никогда не верил.

        Майкл посмотрел на Сонни, и ему показалось, что он принял к сведению слова Тома. Но Сонни тут же спросил Хагена:

        – А что, если старик умрет? Что ты тогда посоветуешь, консильори?

        – Я знаю, что ты этого не сделаешь, – тихо ответил Хаген. – Но я посоветовал бы тебе заключить с Солоццо настоящую сделку. Без политических связей твоего отца семейство Корлеоне

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск