Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

41

был первоклассным водителем, а движение в ранние послеобеденные часы было не слишком оживленным, так что до города они добрались еще до наступления сумерек. В машине обошлись без пустой болтовни. Клеменца приказал Пауло ехать к холму Вашингтона. Проводив взглядом несколько зданий, он приказал Пауло остановиться у Артуравеню и ждать. Рокко Лампоне тоже остался в машине. Клеменца вошел в ресторан «Вера Марио», заказал телятину с салатом и с аппетитом съел все, время от времени здороваясь со знакомыми. Спустя час он прошел несколько улиц и снова оказался возле машины. Гатто и Лампоне ждали его.

        – Дерьмо, – сказал он. – Они хотят, чтобы мы вернулись в ЛонгБич. У них есть для нас другая работа. Сонни говорит, что матрацы можно отложить. Рокко, ты ведь живешь в Сити, мы можем подбросить тебя.

        – Моя машина стоит возле твоего дома, – тихо сказал Рокко. – И моей старухе она понадобится с самого утра.

        – А, верно, – сказал Клеменца. – Значит, тебе придется поехать с нами.

        По дороге в ЛонгБич не было снова не произнесено ни слова. Недалеко от въезда в город Клеменца вдруг сказал:

        – Пауло, останови, не могу больше сдержаться.

        Гатто долгое время работал вместе с жирным капорегиме и знал, что у того слабый мочевой пузырь. С подобной просьбой он обращался к нему довольно часто. Гатто съехал на обочину и остановил машину возле дороги, которая вела к болоту. Клеменца вышел из машины и направился к кустам. Ему и в самом деле пора было опорожнить мочевой пузырь. Влезая в машину, Клеменца оглядел дорогу быстрым взглядом. Шоссе было погружено во мрак, не было видно ни одного огня.

        Через секунду машину потряс выстрел. Пауло Гатто подпрыгнул, рухнул на руль, а потом медленно сполз на сиденье. Клеменца быстро отодвинулся, чтобы не запачкаться в крови.

        Рокко Лампоне выскочил на шоссе и далеко в болото швырнул пистолет. Вместе с Клеменца они быстро прошагали к машине, которая была спрятана недалеко от этого места, и забрались в нее. Лампоне пошарил под сиденьем и нашел оставленный для них ключ. Он завел мотор и отвез Клеменца домой. Возвратился он по автостраде ДжонсБич, въехал в город Морик, а потом по Мидбрукпаквей добрался до НозернСтейтпаквей. Он ехал по этой автостраде до ЛонгАйленда, пересек Вайтстоунбридж и через Бронкс въехал домой, в Манхэттен.

       

       

7

       

        В ночь перед покушением на дона Корлеоне самый верный, сильный и страшный его оруженосец готовился к встрече с врагом. Лука Брази впервые встретился с представителями Солоццо два месяца назад. Он сделал это по приказу самого дона Корлеоне. Ему пришлось посетить несколько ночных клубов, находящихся во владении семейства Татаглия и войти в связь с одной из самых известных «телефонных девушек». В постели он часто ворчал, что семейство Корлеоне ставит ему палки в колеса и не оценивает его по достоинству. Через неделю после начала этой связи к Луке обратился Бруно Татаглия, директор ночного клуба. Бруно был младшим сыном Татаглия и, казалось, не был связан с сетью публичных домов, принадлежавших семейству. Но его ночной клуб славился длинноногими танцовщицами и был первой школой для многих пьяниц города.

        Во время первой встречи Татаглия прямо предложил Брази стать «боксерской перчаткой» семейства. Флирт продолжался почти месяц. Лука играл роль влюбленного в красивую и молодую девушку, Бруно Татаглия – роль бизнесмена, старающегося отбить у конкурента способного работника. Во время одной из встреч Лука сделал вид, что его уговорили и сказал:

        – Одно должно быть ясно. Я никогда не пойду против крестного отца. Я уважаю дона Корлеоне, и понимаю, что он вынужден в делах отдать предпочтение своим сыновьям, а не мне.

        Бруно Татаглия был представителем нового поколения и питал отвращение к таким гордецам, как Лука Брази, дон Корлеоне и его собственный отец. Он ответил:

        – Мой отец и не ждал, что ты пойдешь против Корлеоне. С какой стати? Все ладят со всеми. Не то, что в прежние времена. Просто если ты ищешь место, я готов передать это отцу. В наших делах всегда требуется человек вроде тебя. Это дело тяжелое, и только с такими людьми, как ты, все идет гладко. Сообщи мне, если примешь решение.

        Лука пожал плечами.

        – Я и сейчас не в таком уж плохом месте.

        Лука должен был показать, что он знает об операции с наркотиками и ожидаемых прибылях и хочет получить кусок

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск