Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

44

ты будешь красоваться на третьей полосе «Дейли Ньюз». Девушка из уважаемого семейства янки связана с сыном одного из главарей мафии. Как это понравится твоим родителям?

        – Мои родители не читают «Дейли Ньюз», – сухо ответила Кей. Последовала пауза, потом она спросила:

        – Ты в порядке, Майк, тебе не угрожает опасность?

        Майк снова засмеялся.

        – Я известен, как самый трусливый в семействе Корлеоне. Никакой опасности. Они не станут утруждать себя преследованием такого ничтожества, как я. Нет, все уже кончено. Не будет больше никаких бед. Объясню тебе при встрече.

        – А когда она состоится, эта встреча? – спросила Кей.

        Майкл задумался.

        – А как насчет сегодняшней ночи? Выпьем по стаканчику и закусим в твоей гостинице. А потом я схожу в больницу к старику. Надоело мне болтаться здесь и отвечать на телефонные звонки. Окэй? Но никому не говори о нашей встрече. Я не хочу, чтобы репортеры застали нас вместе. Кроме шуток, Кей, это будет не очень приятно, особенно твоим родителям.

        – Хорошо, – ответила Кей. – Я буду ждать. Хочешь, сделаю для тебя покупки к Рождеству?

        – Нет, – сказал Майкл. – Будь только готова.

        Она засмеялась немного взволнованным смехом.

        – Я всегда готова, – сказала она. – Разве не так?

        – Да, ты всегда готова, – ответил он. – И потому ты самая прекрасная девушка на свете.

        – Я люблю тебя, – сказала Кей. – Ты можешь сказать мне то же самое?

        – Нет, – ответил он. – Сегодня ночью, окэй?

        – Окэй, – сказала она. Майкл повесил трубку.

        Клеменца вернулся, наконец, после насыщенного трудового дня и теперь носился по кухне, готовя в огромной кастрюле томатный соус. Майкл приветствовал Клеменца кивком головы и зашел в кабинет, где его уже ждали Сонни и Хаген.

        – Где Клеменца? – спросил Сонни.

        – Он варит спагетти для солдат, – улыбнулся Майкл.

        Сонни был раздражен.

        – Пусть оставит эти глупости и зайдет сюда. Есть более важные дела. Тессио тоже приведи.

        Через несколько минут все уже находились в кабинете. Сонни спросил Клеменца:

        – Поговорил с ним?

        Клеменца утвердительно кивнул головой.

        – Ты его больше не увидишь.

        Казалось, электрический ток прошелся по телу Майкла. Он вдруг понял, что речь идет о Пауло Гатто и что маленький Пауло умер, убит веселым танцором.

        Сонни спросил Хагена:

        – Ты связался с Солоццо?

        Хаген отрицательно покачал головой.

        – Кажется, он не в восторге от нашей идеи переговоров. Во всяком случае, не выражает большой заинтересованности. А может быть, он просто боится ловушки. Во всяком случае, мне не удалось найти посредника, которому он поверил бы. Но он, наверняка, знает, что теперь придется вести переговоры. Он упустил свой шанс, дав старику возможность уйти живым.

        – Он умный парень, – сказал Сонни, – самый умный из всех, с кем пришлось столкнуться нашей семье. Может быть, он понял, что мы тянем время и ждем момента, когда сможем накинуть веревку на его шею или, когда старик выздоровеет и сам возьмется за дело.

        Хаген пожал плечами.

        – Разумеется, он это понял. И все же ему придется пойти на переговоры. Нет у него выхода. Завтра это будет улажено.

        В дверь постучали. Это был один из людей Клеменца.

        – Только что сообщили по радио, – сказал он Клеменца, – что полиция обнаружила труп Пауло Гатто. Он умер в своей машине.

        Клеменца кивнул головой и сказал:

        – Пусть это тебя не волнует.

        Солдат посмотрел на своего капорегиме взглядом, который из удивленного постепенно становился понимающим.

        Совещание продолжалось. Сонни спросил Хагена:

        – Состояние дона не изменилось?

        Хаген отрицательно покачал головой.

        – Дон в порядке, но говорить сможет только через несколько дней. Он еще не совсем пришел в себя после операции. Твоя мать и Конни целыми днями сидят возле него. В больнице полно полицейских и на всякий случай там вертятся люди Тессио. Через несколько дней узнаем его мнение. Пока надо заботиться о том, чтобы Солоццо не сделал поспешных шагов. Поэтому я и хочу, чтобы ты начал с ним переговоры о сделке.

        – Пока я приказал Клеменца и Тессио разыскать его, – проворчал Сонни. – Может быть, нам повезет, и мы решим всю проблему.

        – Не повезет, – сказал Хаген. – Солоццо слишком умен. Он знает, что за столом переговоров ему придется в большинстве случаев соглашаться с нами. Поэтому и

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск