Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

45

тянет время. Я полагаю, что он хочет заручиться поддержкой остальных семейств города, так что мы не сможем его преследовать даже после приказа старика.

        – А почему, черт побери, они должны это сделать? – скривил рот Сонни.

        – Они захотят избежать войны, которая коснется каждого и заставит прессу и правительство действовать, – терпеливо объяснял Хаген. – Кроме того, Солоццо обещает им часть доходов от своей операции. А ведь ты знаешь, сколько денег скрыто в наркотиках. Семейство Корлеоне в этом не нуждается, у нас имеются азартные игры. Но остальные семьи голодны. Солоццо успел проявить себя, они знают, что он способен действовать в крупных масштабах. Пока он жив, у них в карманах не перестанут водиться деньги, когда умрет – вместо денег появятся неприятности.

        Майклу никогда не приходилось видеть Сонни таким. Рот купидона и загорелая кожа, кажется, посерели.

        – Плевать мне хотелось на их желания. Лучше пусть не вмешиваются.

        Клеменца и Тессио заерзали на стульях. Они напоминали полководцев, которым было приказано любой ценой взять неприступную высоту. Хаген снова заговорил несколько раздраженным тоном:

        – Оставь, Сонни, дон с тобой не согласился бы. Ты ведь знаешь, что он в таких случаях говорит: «Это пустая трата времени». Ведь это бизнес, а не сведение личных счетов. Если мы кончим Турка, а семьи вмешаются, будем вести деловые переговоры. Дон пойдет на уступки в других вопросах и нас оставят в покое. Но не гоняйся за кровью просто так. Это бизнес. Даже выстрелы в твоего отца были бизнесом. Пора было бы тебе это знать.

        Глаза Сонни все еще смотрели свирепо.

        – Окэй, я все это понимаю.

        Сонни повернулся к Тессио.

        – Узнал чтонибудь о Луке?

        Тессио отрицательно покачал головой.

        – Ничего. Солоццо наверняка схватил его.

        – Солоццо не был обеспокоен, когда речь шла о Луке, – тихо сказал Хаген, – мне показалось это странным. Он слишком умен, чтобы не волноваться при мысли о таком парне, как Лука. Видимо, он какимто образом вывел его из игры.

        – Иисус, я надеюсь, что Лука не пошел против нас, – проговорил Сонни. – Это единственное, чего я до смерти боюсь. Клеменца, Тессио, что вы думаете по этому поводу?

        Клеменца говорил медленно, с расстановкой.

        – Каждый может ошибиться. Возьмите, к примеру, Пауло. Но Лука мог идти лишь по одному пути. Крестный отец – единственный, в кого он верил и кого боялся. Но не только это, Сонни. Он уважал твоего отца, как никто другой, а крестного отца уважает каждый, кто его знает. Нет, Лука никогда нас не предаст. С другой стороны, я не верю, что даже такой хитрый человек, как Солоццо, способен захватить его врасплох. Лука не доверял никому и ничему. Он всегда был готов к самому худшему. Думаю, он просто уехал кудато на несколько дней и теперь может объявиться в любую минуту.

        Сонни повернулся к Тессио. Капорегиме из Бруклина пожал плечами.

        – Каждый может стать изменником. Лука был очень чувствителен. Может быть, дон его какимто образом обидел. Это могло случиться. И все же, мне кажется, Солоццо удалось застать его врасплох. Это соответствует тому, что говорит консильори. Мы должны готовиться к самому худшему.

        – Известие о Пауло Гатто скоро дойдет до Солоццо, – сказал Сонни всем присутствующим. – Как он среагирует?

        – Это заставит его подумать, – сказал Клеменца грустным голосом. – Он поймет, что в семействе Корлеоне сидят не одни дураки. Он поймет, что вчера ему повезло.

        – Ему не повезло, – резко отреагировал Сонни. – Солоццо планировал эту операцию на протяжении нескольких недель. Они наверняка следили за стариком и изучили все его привычки. Потом они купили Пауло и, возможно, Луку. В самый последний момент они похитили Тома. Они сделали все, что собирались сделать. Но им не повезло. «Гарпуны» оказались неисправными, а старик двигался слишком быстро. Убей они его, мне пришлось бы пойти на сделку, и Солоццо вышел бы победителем. Рассчитаться с ним мне не удалось бы раньше, чем через пять – десять лет. Поэтому, Пит, не говори, что ему повезло.

        Один из «солдат» принес миску спагетти, несколько тарелок, вилки и вино. Майкл и Том не ели, но Сонни, Клеменца и Тессио поглощали макароны с невероятной быстротой, да еще макали при этом хлеб в томатный соус. Это было почти смешно.

        Заседание продолжалось. Тессио не думал, что потеря Пауло Гатто рассердит

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск