Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

50

очень проворен. Его и без того красное лицо покраснело еще больше, когда он подошел к Майклу и грубо заорал:

        – Я думал, что задержал всех итальянских бандитов. Кто ты, черт побери, и что ты здесь делаешь?

        Один из полицейских, стоявших рядом с Майклом, сказал:

        – Он чист, командир.

        Майкл не ответил. Он всматривался в того офицера полиции. Один из сыщиков сказал:

        – Это Майкл Корлеоне, сын дона.

        Майкл тихо спросил:

        – Что случилось с детективами, которые должны были охранять отца? Кто убрал их отсюда?

        Офицер кипел от гнева.

        – Грязный гангстер, кто ты такой, чтобы мне указывать? Да пусть все итальянские гангстеры перебьют друг друга! Будь это в моей власти, я бы и пальцем не пошевелил, чтобы охранять твоего отца. Прочь с этой улицы, мразь, и чтобы в неприемные часы духу твоего в больнице не было.

        Майкл продолжал внимательно смотреть на офицера. Его мозг работал с молниеносной быстротой. Может ли быть, что в первой машине сидел Солоццо, который позвал к себе офицера и спросил: «Как объяснить, что люди Корлеоне разгуливают возле больницы в то время, как я заплатил за их арест?» Может ли быть, что все с такой точностью и осторожностью запланировано? Да, все сходится. Не теряя хладнокровия, Майкл сказал офицеру:

        – Я не уйду из больницы, пока не оставишь охрану у его палаты.

        Офицер не потрудился ответить. Он сказал сыщику:

        – Пил, арестуй этого гангстера.

        Сыщик колебался.

        – Парень чист, командир. Он герой войны и никогда не нарушал законов. Пресса может поднять шум.

        Офицер едва не набросился на сыщика.

        – К чертовой матери, я приказал арестовать его!

        Майкл, который все еще сохранял хладнокровие и ясность ума, спросил:

        – Сколько тебе заплатил Турок, капитан?

        Офицер полиции повернулся к нему. Он сказал двум здоровым полицейским:

        – Держите его.

        Майкл почувствовал, что руки его закручены за спину и увидел огромный кулак перед самым своим носом. Попытался увернуться, но удар пришелся прямо по челюсти. Казалось, граната разорвалась в его черепе. Рот наполнился кровью и мелкими косточками, которые были ничем иным, как его зубами. Лицо вспухало, будто его накачивали. Ноги казались невесомыми, и он бы непременно упал, если бы его не поддерживали полицейские. Однако, сознание он не потерял. Сыщик в в гражданском встал между ним и офицером и сказал:

        – Иисус Христос, вы и в самом деле ранили его, командир.

        Офицер ответил громко, чтобы все слышали:

        – Я не трогал его. Он хотел меня ударить и упал. Понимаешь? Он оказал сопротивление при аресте.

        Сквозь красный туман Майкл увидел еще несколько машин, которые остановились возле тротуара. Из них выходили люди. Одного из них он узнал: это был адвокат Клеменца, который стоял теперь рядом с офицером и говорил с ним уверенным тоном:

        – Семейство Корлеоне наняло частных детективов для охраны мистера Корлеоне. Люди, которые приехали со мной, капитан, имеют разрешение на ношение оружия. Если вы их арестуете, вам придется утром предстать перед судьей и объяснить свои действия.

        Адвокат бросил взгляд на Майкла:

        – Хочешь подать на него жалобу? – спросил он.

        Майкл говорил с трудом. Еле двигая разбитыми челюстями, он пробормотал:

        – Я поскользнулся. Поскользнулся и упал.

        Он заметил победный взгляд капитана. И попытался ответить на него улыбкой. Любой ценой Майкл старался не выдавать своих чувств. Потом он потерял сознание.

        Проснувшись утром, он обнаружил, что челюсть его вправлена и что с левой стороны не хватает четырех зубов. Возле кровати сидел Хаген.

        – Они напичкали меня снотворным? – спросил Майкл.

        – Да, – ответил Хаген. – Они вытаскивали обломки зубов из десен. Кроме того, ты, по сути, был без сознания.

        – Чтонибудь еще не в порядке у меня? – спросил Майкл.

        – Нет, – ответил Хаген. – Сонни хочет, чтобы ты приехал домой, в ЛонгБич. Думаешь, сможешь?

        – Конечно, – ответил Майкл. – Дон в порядке?

        Хаген покраснел.

        – Кажется мы решили проблему. Наняли частных детективов и теперь всюду наши люди. Подробнее расскажу в машине.

        Машину вел Клеменца, Майкл и Хаген сидели на заднем сиденье. В голове у Майкла чтото беспрестанно гудело.

        – Так что же, черт побери, случилось вчера?

        – У Сонни есть свой человек, тот самый сыщик Филипс, который пытался вступиться за тебя, –

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск