Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

60

он верит в то, что сказал, его жизнь вступила на путь, с которого не сойти. «Нечего думать о подобных глупостях, – грустно сказал себе Майкл. – Иначе можно сегодня ночью отправиться на тот свет». Он должен полностью сконцентрироваться на предстоящей миссии. Солоццо не идиот, и МакКлуски тоже крепкий орешек. Он почувствовал тупую боль в челюсти и поблагодарил бога: боль не позволит ему отвлечься.

        Несмотря на то, что вотвот должны были начаться представления в театрах, Бродвей в эту холодную зимнюю ночь был почти безлюден. Майкл даже отпрянул, когда к тротуару подкатил длинный черный автомобиль, и водитель, открыв дверцу, сказал:

        – Входи, Майк.

        Майкл не узнал водителя – молодого гангстера с гладкими черными волосами и в пальто нараспашку. На заднем сиденьи сидели капитан и Солоццо.

        Солоццо протянул руку над спинкой сиденья, и Майкл пожал ее. Рука была сильной, горячей и сухой.

        – Я очень рад, что ты пришел, Майк, – сказал Солоццо. – Надеюсь, мы сумеем все уладить. Это не соответствовало моим планам и никогда не должно было случиться.

        – Я тоже надеюсь, что этой ночью мы сумеем уладить все дела, – тихо сказал Майкл Корлеоне. – Я не хочу, чтобы продолжали беспокоить моего отца.

        – Его никто больше не побеспокоит, – искренним тоном проговорил Солоццо. – Клянусь тебе своими детьми, его больше не потревожат. Надеюсь ты не такой тупица, как твой брат Сонни. С ним невозможно говорить о делах.

        – Он хороший мальчик, – проворчал капитан МакКлуски. – Он в порядке. – Он прогнулся вперед, чтобы дружески похлопать Майкла по плечу. – Сожалею о том, что произошло в тот вечер, Майк. Я, видно, становлюсь слишком стар и вспыльчив. Придется идти на пенсию. С каждым днем становлюсь все раздражительнее.

        Потом со вздохом огорчения он принялся обыскивать Майкла. Майкл видел легкую улыбку на губах водителя. Автомобиль катил на запад, не пытаясь уйти от возможных преследователей. Потом поднялся на ВестСайд хайвей, на большой скорости обгоняя попутные автомобили и снова становясь в свой ряд. Каждому, кто пытался бы за ними следить, пришлось бы проделывать то же самое. Потом к ужасу Майкла, автомобиль въехал на мост Джорджа Вашингтона и направился к НьюДжерси. Сонни неправильно информировали о месте встречи.

        Автомобиль скользнул под арку моста, оставив позади шум большого города. Они собираются утопить его в ближайшем болоте или в последний момент изменили план? Но будучи уже почти на противоположном конце моста, шофер резко повернул руль. Машина подскочила в воздух, на мгновение замерла, а потом ринулась стремглав назад, в НьюЙоркСити. МакКлуски и Солоццо повернулись, чтобы увидеть, не проделывает ли еще ктонибудь подобный же маневр. Шофер и в самом деле торопился, они съехали с моста и направились к восточному Бронксу. Они петляли по боковым улочкам, но за ними не ехало ни одной машины. Был уже почти девятый час, Солоццо предложил сигареты МакКлуски и Майклу, но они отказались. Тогда он зажег сигарету для себя и сказал шоферу:

        – Красивая работа. Я этого не забуду.

        Спустя десять минут автомобиль остановился возле ресторанчика в итальянском квартале. На улице не было ни души, а в самом ресторане ужинало всего несколько человек. Майкл боялся, что шофер войдет с ними, но тот остался возле машины. Посредник не говорил о водителе, о нем вообще никто не говорил. Взяв его с собой, Солоццо нарушил техническую соглашения. Но Майкл решил не обращать на это внимания, так как, по их убеждению, он должен был бояться упустить шансы на успех в переговорах.

        Солоццо отказался войти в секцию, и они втроем уселись за единственный круглый столик. В ресторане кроме них находились еще два человека. Майкл был бы удивлен, узнав, что это не люди Солоццо. Но это не имело значения. Прежде, чем они смогут вмешаться, все будет кончено.

        – Здесь хорошая итальянская кухня? – с неподдельным интересом спросил МакКлуски.

        Солоццо успокоил его:

        – Возьми телятину, лучше ее во всем НьюЙорке не найдешь.

        Официант принес бутылку вина и откупорил ее. Потом налил три полных стакана. К удивлению Майкла, МакКлуски не пил.

        – Я, наверно, единственный непьющий ирландец, – сказал он.

        Солоццо заговорил с капитаном извиняющимся тоном:

        – Мы с Майком будем разговаривать поитальянски. Не потому, что я тебе не доверяю, а просто потому, что я не

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск