Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

65

потрепал ее по щеке, и аккуратно поправил ей платье.

        – Я не сержусь, – сказал он. – Такое романтичное свидание мне даже больше по душе.

        Он, разумеется, не рассказал ей, что чувствовал на самом деле – облегчение от того, что не придется защищать свою репутацию великого любовника, не придется доказывать, что он в жизни так же божественен, как в кино. Что не придется выслушивать от девушки пропитанные фальшью комплименты.

        Они выпили еще по одному стакану и обменялись несколькими холодными поцелуями, после чего она сказала, что ей пора уходить.

        – Можно мне позвонить и пригласить тебя еще раз на ужин? – вежливым тоном спросил Джонни.

        Она была откровенна до конца.

        – Я хорошо понимаю, что ты не хочешь тратить время, а потом разочаровываться, – сказала она. – Спасибо за замечательный вечер. Однажды я расскажу своим детям, что была на свидании с великим Джонни Фонтена, что мы остались одни в его квартире.

        Он улыбнулся.

        – И что не поддалась искушению, – продолжал он. Оба рассмеялись.

        – Они ни за что не поверят, – сказала она. – И тогда Джонни, не пытаясь скрыть фальши в голосе, предложил:

        – Хочешь, я подтвержу это в письменном виде?

        Она отрицательно покачала головой. Он продолжал:

        – Если ктото усомнится, позвони мне, и я расскажу ему всю правду. Расскажу, как гонялся за тобой по всей квартире и как ты защитила свою честь. Окэй?

        Он был слишком жесток, и его поразила боль, отразившаяся на молодом лице. Она поняла его намек на то, что он не слишком старался. Он отнял у нее сладость победы. Теперь она почувствует, что победительницей ее в эту ночь сделало отсутствие у нее женской притягательности. Ей придется рассказывая о том, как она сопротивлялась чарам Джонни Фонтена, добавлять: «Разумеется, он был не слишком настойчив».

        Джонни сжалился над ней.

        – В самом деле, если у тебя когданибудь будет плохое настроение, позвони мне. Окэй? Я не обязан спать с каждой знакомой мне девушкой.

        – Обязательно позвоню, – сказала она.

        Шарон ушла, и Джонни предстояло теперь одному провести весь остаток вечера. Он мог бы воспользоваться тем, что Джек Вольтц называет «фабрикой мяса», табунами готовеньких кинозвезд, но он нуждался в человеческом общении. Он вспомнил свою первую жену, Вирджинию. Теперь, когда работа над фильмом закончена, у него будет больше времени для детей. Он хочет снова стать неотъемлемой частью их жизни, и его, кроме того, волнует сама Вирджиния. Она недостаточно защищена от тарзанов Голливуда, готовых гоняться за ней, чтобы похвастать, как им удалось трахнуть первую жену Джонни Фонтена. Пока, насколько ему известно, никто этого сказать не может. «Каждый зато может сказать это про вторую жену», – подумал он с кислой усмешкой. Он поднял телефонную трубку.

        Ее голос он узнал сразу, и в этом не было ничего удивительного. Впервые он услышал его, когда им было по десять лет и они ходили в один и тот же класс начальной школы.

        – Эй, Джинни, – сказал он. – Ты занята сегодня вечером? Можно мне придти к тебе на несколько часов?

        – Хорошо, – сказала она. – Девочки уже спят, и я не хочу их будить.

        Голос ее заколебался, но она взяла себя в руки, и, стараясь не выдавать тревоги, спросила:

        – Чтото серьезное, чтото важное?

        – Нет, – ответил Джонни. – Сегодня закончились съемки, и я подумал, что мы можем встретиться и поговорить. Может быть, смогу мельком взглянуть на девочек. Я постараюсь не разбудить их.

        – Окэй, – сказала она. – Я рада, что ты получил роль.

        – Спасибо, – ответил Джонни. – Увидимся через полчаса.

        Подъехав к своему прежнему дому в Беверли Хиллз, Джонни несколько минут посидел в машине. Он помнил слова крестного отца о том, своей жизнью он может распоряжаться сам. Шансов больше, если ты знаешь, что хочешь. Но чего он хочет?

        Первая жена ждала его у двери. Она была милой итальянкой, невысокой загорелой девушкой, дочерью соседей, никогда не имела дела ни с кем другим, и это было для него очень важно. «Желает ли он ее еще», – спросил себя Джонни. Ответ мог быть только один: «Нет». Вопервых, он не может ее любить, они слишком давно знают друг друга. Кроме того, было несколько вещей, не связанных с сексом, которые она ему никогда не сможет простить. И всетаки, они оставались друзьями.

        Она приготовила кофе, и вместе с домашними булочками, подала ему

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск