Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

66

на стол в гостиной.

        – Располагайся поудобней на диване, – сказала она. – Ты выглядишь усталым.

        Он снял пиджак, туфли, развязал галстук, а она уселась, с едва заметной улыбкой на лице, в кресло напротив него.

        – Странно, – произнесла она.

        – Что странно? – спросил Джонни Фонтена, отпивая кофе.

        – То, что великий Джонни Фонтена остался без девушки.

        – Великому Джонни Фонтена исключительно везет, когда у него вообще встает.

        – В самом деле?

        Он редко бывал так откровенен.

        – Случилось чтонибудь? – спросила Джинни.

        Джонни улыбнулся.

        – У меня было свидание с девушкой, и она оттолкнула меня. И знаешь, мне полегчало.

        К своему удивлению, он увидел на лице Джинни тень гнева.

        – Не волнуйся за своих маленьких шлюх. Она, конечно, думала, что таким способом сумеет возбудить интерес к себе.

        Джонни с удовлетворением подумал, что Джинни, собственно, сердится на девушку, которая оттолкнула его.

        – А, пошла она к черту, – сказал он. – Мне надоел этот материал. Надо взять себя в руки. Теперь, когда я не могу больше петь, у меня будут, наверное, трудности с женщинами.

        – В жизни ты выглядишь гораздо лучше, чем на фотографиях, – успокоила его Джинни.

        Джонни покачал головой.

        – Я становлюсь холодным и жирным. К черту! Если этот фильм не сделает меня снова великим, пойду учиться печь пиццы. А может быть, устрою тебе протекцию в кино, ты выглядишь великолепно.

        Она выглядела на свои тридцать пять лет. Красота молодых девушек, словно грибы, наполнивших город, сохраняется годдва. Некоторые из них так красивы, что способны остановить человеческое сердце, но погоня за славой и наживой смывает красоту, точно краску. Обыкновенные женщины не способны с ними состязаться. Ты можешь сколько угодно говорить о личном обаянии и уме – все решает естественная красота. Не будь этих красоток так много, появились бы шансы и у замечательных женщин с обыкновенным лицом и фигурой. Джонни Фонтена способен обладать всеми (или почти всеми) красотками Голливуда, и Джинни понимала, что его слова – обыкновеннейшая лесть. В этом смысле он всегда был щедр. Всегда, даже находясь на самой вершине своей славы, он был вежлив с женщинами и не скупился на комплименты. Он не забывал вовремя поднести им зажигалку или открыть дверь. Все это производило впечатление. Он относился одинаково ко всем девушкам, даже к тем, с которыми его связывала одна ночь, к девушкам типа «незнаюкактебязовут».

        Она дружески улыбнулась ему.

        – Ты меня уже устраивал, Джонни. Двенадцать лет. На меня ты не должен стараться произвести впечатление.

        Он вздохнул и растянулся на диване.

        – Кроме шуток, Джинни, ты выглядишь великолепно. Дай бог мне так выглядеть.

        Она не ответила. Ей было ясно, что он чемто удручен.

        – Ты считаешь, что фильм удался? Он пойдет тебе на пользу? – спросила она.

        Джонни утвердительно кивнул головой.

        – Да. Он может вернуть меня наверх. Если получу эту штуку из Академии и правильно использую свои козыри, сумею добиться прежней славы даже без пения. Тогда, возможно, смогу больше давать тебе и детям.

        – Мы и так получаем более, чем достаточно, – сказала Джинни.

        – Я хочу чаще видеть девочек, – сказал Джонни. – Хочу немного остепениться. Почему бы мне не приезжать каждую пятницу? Каждый уикэнд буду проводить с девочками.

        Джинни положила ему на грудь пепельницу.

        – Не возражаю. Я и замуж не вышла, потому что хотела, чтобы ты остался их отцом.

        Она сказала это без тени волнения в голосе, но Джонни Фонтена понял, что это был отказ от тех слов, которые Джинни произнесла тогда, когда их брак начал распадаться, и когда его звезда начала закатываться.

        – Кстати, угадай, кто звонил мне, – сказала она.

        Он не хотел заниматься гаданием.

        – Кто? – спросил он.

        – Хотя бы раз мог сам догадаться.

        Джонни не ответил.

        – Да твой крестный, – сказала она.

        Джонни и в самом деле был удивлен.

        – Он никогда ни с кем не говорит по телефону. Что он тебе сказал?

        – Попросил помочь тебе, – ответила Джинни. – Он сказал, что ты можешь стать не менее великим, чем ты был, что ты на верном пути, но нуждаешься в людях, способных в тебя поверить. Я спросила, с какой стати я должна это делать. «Потому что он отец твоих детей», – ответил он. Такой замечательный старикан, а они еще рассказывают

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск