Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

131

слишком часто сталкиваюсь с судьбой. Ты тратишь себя там, Джул. Еще несколько лет, и ты сможешь забыть о серьезных операциях.

        Он повернулся и ушел. Джул знал, что эти слова были не упреком, а дружеским предостережением, но они здорово подействовали на него. Зная, что Люси пробудет в палате по меньшей мере двенадцать часов, он вышел в город и напился.

        Придя назавтра в больницу, он удивился, застав в палате двоих мужчин и разбросанные по всей комнате цветы. Люси опиралась на подушки и вся сияла. Он удивился, потому, что Люси, по ее словам, давно порвала отношения с семьей и просила сообщить им об операции только в случае осложнений. Фредо Корлеоне, разумеется, знал, что она легла в больницу на легкую операцию; Джул рассказал ему об этом и попросил отпуск для Люси и для себя. Фредо тут же согласился дать им отпуск и добавил, что гостиница оплатит все ее счета.

        Люси представила посетителей, и одного из них Джул тут же узнал. Это был знаменитый Джонни Фонтена. Второй был высоким мускулистым итальянцем по имени Нино Валенти. Оба пожали Джулу руку и больше не обращали на него внимания. Они шутили, вспоминали детство, проведенное вместе в одном из кварталов НьюЙорка. Все это были разговоры, в которых Джул не мог принять участия. Поэтому он сказал Люси:

        – Я зайду к доктору Келнеру, а потом вернусь.

        – Эй, дружище, – сказал Джонни, – мы тоже должны уходить. Оставайсяка ты с Люси. Присматривай за ней хорошенько, док.

        Джул обратил внимание на особые хрипы в голосе Джонни Фонтена и вдруг вспомнил, что знаменитый актер, завоевавший приз Оскара, вот уже более года не выступает перед публикой. Как могло случиться, что голос певца изменился в столь позднем возрасте, и пресса об этом молчит? Джул любил закулисные тайны и с напряжением продолжал вслушиваться в голос Фонтена, пытаясь определить причину хрипоты. Возможно, он просто переработался. Может быть, дело в алкоголе, сигаретах или даже женщинах. Голос звучал безобразно, и никак нельзя было подумать, что он принадлежит одному из самых лучших исполнителей прекрасных неаполитанских песен.

        – Ты, кажется, простужен, – сказал Джул Джонни Фонтена.

        – Это просто усталость, я пытался вчера петь, – ответил Джонни. – Кажется, не смогу больше работать. Стареем, дружище, и голос меняется.

        Он улыбнулся Джулу, как бы говоря: «А тебе какое дело?»

        – А ты не проверялся у врача? Быть может, это исправимо? – спросил Джул.

        Теперь Джонни Фонтена не был так любезен. Он посмотрел на Джула долгим и холодным взглядом.

        – Это я сделал первым делом, два года назад. Мой личный врач считается лучшим в Калифорнии. Мне посоветовали много отдыхать. Там все в порядке, просто я старею, а к старости голос меняется.

        Сказав это, Джонни Фонтена отвернулся от Джула и принялся снова развлекать Люси. Джул продолжал прислушиваться к его голосу. Непременно должна быть опухоль на голосовых связках. Но почему, черт побери, этого не сумели определить специалисты? Неужели это злокачественная опухоль, которую невозможно оперировать? Но тогда существуют другие пути.

        Он перебил Фонтена и спросил его:

        – Когда ты в последний раз был у специалиста?

        Видно было, что Фонтена не на шутку рассердился, но в присутствии Люси старался соблюдать вежливость.

        – Около восемнадцати месяцев назад, – сказал он.

        – Твой врач осматривает тебя время от времени? – спросил Джул.

        – Конечно, – сердито ответил Джонни Фонтена. – Он осматривает меня и назначает аэрозоль кодеина. Он говорит, что это изза старения, изза алкоголя, курения и всего прочего. Может быть, ты знаешь больше него?

        – А как его имя? – спросил Джул.

        – Такер. Доктор Джеймс Такер, – ответил Фонтена с оттенком гордости в голосе. – Каково твое мнение о нем?

        Имя было знакомо, оно связывалось в памяти со знаменитыми кинозвездами и лучшими курортами.

        – Он хорошо одевается, – ответил, улыбаясь, Джул.

        Теперь Фонтена не скрывал ярости.

        – Ты считаешь себя лучше него? – спросил он.

        Джул засмеялся.

        – А ты поешь лучше Кармена Ломбардо? – задал он контрвопрос.

        Его удивила реакция Нино Валенти, который засмеялся и начал биться головой о кресло. Шутка этого не стоила. Потом до Джула донесся тяжелый запах спирта: этот Валенти, кем бы он, черт побери, ни был, просто пьян.

        – Эй, ты должен смеяться не его шуткам, а моим, –

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск