Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

34

для здоровья. Но все эти достоинства мешают политическому величию. Человек без пороков – это все равно, что корабль без парусов.

        – Вы не одобряете его действия, – заметил Кристиан. – А какой курс избрали бы вы?

        – Это несущественно, – ответил Оракул. – Все три года своего президентства он то высовывался, то прятался, а это всегда опасно, – глаза Оракула затуманились. – Я надеюсь, вся эта кутерьма не слишком долго будет мешать отметить мой день рождения. Какую жизнь я прожил! У кого она была лучше, чем у меня? Родился я бедняком, так что мог оценить заработанное позднее богатство. Скромный парень, научившийся завоевывать прекрасных женщин и наслаждаться ими; с хорошими мозгами, а приобретенные знания во много раз ценнее унаследованных; с необыкновенной энергией, помогающей и в старости, и отменным здоровьем. Я за всю свою долгую жизнь никогда понастоящему не болел, может, поэтому жизнь моя несколько затянулась, – он помолчал, потом резко сказал, глядя в глаза Кристиану: – Оставь государственную службу, отстранись от всего, что сейчас происходит.

        – Я не могу этого сделать, – возразил Кристиан. – Слишком поздно.

        Он смотрел на голову старика, отмеченную печатью смерти, и поражался живости его ума. Кристиан всматривался в эти затуманенные старческие глаза. Неужели он когданибудь окажется таким же стариком с высохшим, как у насекомого, телом?

        А Оракул, глядя на него, думал о том, какие они все понятные, бесхитростные, как маленькие дети рядом с родителями. Оракулу было ясно, что его совет опоздал, что Кристиан предает сам себя.

        Кристиан допил свой коньяк и поднялся, чтобы уходить. Подоткнув под старика одеяло и вызвав сиделку, он шепнул Оракулу на ухо:

        – Скажите мне правду про Элен Дю Пре, она ведь была одной из ваших протеже до того, как вышла замуж. Я знаю, это вы помогли ей сделать первые шаги в политике. Вы когданибудь спали с ней, или вы уже были слишком стары?

        Оракул покачал головой.

        – Я никогда не чувствовал себя для этого слишком старым, пока мне не стукнуло девяносто. И должен сказать, что когда твой член изменяет тебе, вот тогда приходит подлинное одиночество. А что касается твоего вопроса… Я ей не нравился и признаться это меня огорчило: она была очень красива и умна – любимая мною комбинация. Я никогда не любил умных и невзрачных женщин, они слишком были похожи на меня. Я мог любить красивых пустышек, но когда они к тому же оказывались умны, я бывал на верху блаженства. Я знал, что Элен Дю Пре далеко пойдет, она очень сильная женщина, с железной волей. Да, это была одна из моих редких неудач, но мы навсегда остались добрыми друзьями. У нее есть такой талант – отказать мужчине в сексуальном наслаждении и при этом остаться ему близким другом, что очень редко случается. Вот тогда я понял, что она понастоящему честолюбивая женщина.

        Кристиан дотронулся до его руки, кожа которой была словно в шрамах.

        – Я буду звонить или заезжать каждый день, – сказал он. – И держать вас в курсе событий.

        После ухода Кристиана у Оракула оказалось много дел. Вопервых, ему нужно передать информацию, полученную от Кли, Сократову клубу, в который входили весьма важные люди Америки. Он не считал это предательством по отношению к Кристиану, которого искренне любил, но любовь у него всегда оставалась на втором месте.

        Во– вторых, он должен действовать его страна вплывала в опасные воды, и его долг помочь ей благополучно выплыть. А что еще может делать человек его возраста, чтобы ощущать, что ему еще стоит жить. Сказать по правде, он всегда презирал легенду Кеннеди, и теперь появился шанс разрушить эту легенду навсегда.

        Под конец вечера Оракул разрешил сиделке похлопотать вокруг него и приготовить ему постель. Он вспоминал Элен Дю Пре с нежностью и без чувства разочарования. Тогда она была очень молода, немногим старше двадцати, и ее красоту усиливала необыкновенная энергия. Он часто объяснял ей, как приобрести власть и как ею пользоваться, и, что еще важнее, как воздерживаться от ее применения. А она слушала его с терпением, которое как раз и необходимо для овладения властью.

        Он говорил ей, что одна из величайших тайн человечества то, как люди действуют вопреки собственным интересам. Гордость разрушает их жизнь, зависть и самообман толкают их на путь, ведущий в никуда.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск