Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

141

ее под замок и держать только для себя. Он не допустит, чтобы ее видели другие. Когда она улыбнулась брату, Майкл, сам того не замечая, бросил на молодого человека убийственный взгляд. Семья наглядно убедилась, что это классический случай «града», и все успокоились. До свадьбы этот молодой человек будет слепым орудием в руках их дочери. Потом, разумеется, все изменится, но это уже не имеет значения.

        В Палермо Майкл приоделся и не походил теперь на бедного крестьянина. Вителли поняли, что он в своем роде дон. Искривленное лицо вовсе не уродовало его, как он полагал; нетронутая часть лица была очень красивой, и следы ранения могли вызвать даже известный интерес.

        Майкл посмотрел на девушку, на ее круглое и очаровательное лицо. Ее губы – теперь он это ясно видел – были почти синими, – так темна была текущая в них кровь. Не осмеливаясь обратиться к ней по имени, он сказал:

        – Я видел тебя несколько дней назад возле цитрусовой плантации. Когда ты бежала. Надеюсь, я тебя не напугал.

        Девушка на секунду подняла глаза. Она отрицательно покачала головой. Красота ее глаз заставила Майкла отвернуться. Мать насмешливо сказала девушке:

        – Апполония, поговори с молодым человеком, он прошел много километров, чтобы увидеть тебя.

        Но черные, как смоль, ресницы девушки продолжали прикрывать ее глаза. Майкл подарил ей завернутый в позолоченную бумагу подарок, и она положила его к себе на колени.

        – Разверни подарок, – велел ей отец, но она не пошевелилась. Мать протянула руку, и нетерпеливо, но в то же время осторожно – чтобы не повредить дорогой бумаги – развернула сверток. Внутри оказалась покрытая красным бархатом коробочка, и мать остановилась: ей не приходилось держать в руках подобной вещи и она не сразу поняла, как ее открыть. Открыв наконец коробочку, она вынула подарок.

        Это была тяжелая золотая цепочка, и она напугала их не столько своей несомненной ценностью, сколько тем фактом, что в этом обществе подарки из золота означали самые серьезные намерения. Своим подарком Майкл делал девушке предложение. Сомнений в серьезности этого чужака быть не могло. В его богатстве тоже.

        Апполония все еще не притронулась к подарку. Мать поднесла цепочку прямо к ее глазам, и тогда она приподняла на мгновения ресницы, посмотрела прямо на Майкла и сказала:

        – Грация.

        Он впервые слышал ее голос.

        В нем смешались молодость и стыдливость, и он долго звенел в ушах Майкла. Он продолжал поворачивать голову к отцу и матери девушки, чтобы не смотреть на Апполонию, при виде которой терял голову.

        Наконец Майкл поднялся; поднялись со своих мест и все члены семейства вителли. Они вежливо попрощались с ним, а девушка протянула ему руку, и он почувствовал в своей руке шершавую кожу крестьянки. Синьор вителли проводил его к подножию холма, где стояла машина, и предложил Майклу придти на обед в следующее воскресенье. Майкл кивнул, но прекрасно знал, что не сможет ждать целую неделю.

        Назавтра же он поехал, без провожатых, в деревню, и на веранде трактира он разговаривал с отцом Апполонии. Синьор вителли сжалился над ним и послал за женой и дочерью. Эта встреча была менее официальной. Апполония казалась теперь не такой стыдливой и много говорила. На ней было цветастое будничное платье.

        На следующий день все повторилось. Но на этот раз Апполония надела полученную в подарок цепочку. Это было добрым знаком, и Майкл улыбнулся. Они вместе поднялись на холм, мать шла несколько поодаль. Но вдруг, в один момент Апполония оступилась, и Майкл подхватил ее. Ее тело было таким живым и горячим, что в нем снова вскипела и волнами заиграла кровь. Мать улыбнулась: ее дочь настоящая горянка, и на этой тропе не спотыкалась с пеленок.

        Так продолжалось две недели. Майкл каждый раз привозил подарки и малопомалу Апполония перестала его стесняться. Но они не могли встречаться без свидетелей. Она была обыкновенной деревенской девушкой, почти не умела читать и писать, не имела понятия о том, что ее окружает, но была в ней какаято особая свежесть и жажда жизни, которые делали ее интересной. По просьбе Майкла все продвигалось очень быстро. Свадьба была назначена на воскресенье через две недели.

        Теперь вмешался дон Томасино. Из Америки ему сообщили, что Майклу нельзя приказывать, но должны быть приняты все меры предосторожности. Поэтому дон Томасино назначил себя посаженным

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск