Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

146

все еще спит? – спросил он старуху.

        На сморщенном лице Филомены появилось выражение хитрости.

        – Старые петухи не способны встречать солнце, – ответила она. – Доктор уехал вчера в Палермо.

        Майкл рассмеялся. Он вышел из кухни и в нос ему ударил сильный запах лимонных бутонов. Он заметил, что Апполония машет ему рукой и понял, что она делает ему знак оставаться на месте. Она сама подъедет к нему на машине. Кало стоял, улыбаясь, рядом с машиной. Люпара была небрежно переброшена через его плечо. Фабрицио не было видно. В этот момент мощный взрыв потряс все. Дверь кухни разлетелась на куски, а Майкла отбросило на три метра в сторону, к кирпичной стене усадьбы. С крыши дома посыпались черепицы, и одна из них больно ударила Майкла по плечу. Он успел заметить, что от «альфаромео» не осталось ничего, кроме четырех колес и стального остова.

        Он очнулся в темной комнате и услышанные им голоса были такими низкими, что смысла слов он разобрать не мог. Инстинкт самосохранения заставил его притвориться, будто он еще не пришел в сознание, но голоса вдруг умолкли, ктото склонился над ним и ясно проговорил:

        – Наконецто ты к нам вернулся.

        Включили свет, и Майкл повернул голову. На него смотрел доктор Таца.

        – Позволь мне взглянуть на тебя, и я сразу погашу свет, – сказал доктор Таца. – Он пытался поймать в фокус луча карманного фонарика глаза Майкла. – Все будет хорошо, – сказал доктор Таца Майклу, а потом обратился к комуто третьему. – Можешь с ним говорить. Он уже способен понять.

        Это был дон Томасино, сидевший на стуле, рядом с кроватью. Майкл ясно его видел.

        – Майкл, я могу с тобой поговорить? – спросил дон Томасино. – Может быть, ты хочешь отдохнуть?

        Проще было поднять руку, чем ответить, и Майкл так и сделал.

        – Кто вывел машину из гаража? – спросил дон Томасино. – Фабрицио?

        Майкл, сам не сознавая, что делает, улыбнулся. Эта странная застывшая улыбка должна была означать «да».

        – Фабрицио исчез, – сказал дон Томасино. – Слушай меня, Майкл. Ты был без сознания неделю. Понимаешь? Все думают, что ты погиб, и теперь тебя не ищут. Я послал сообщение твоему отцу, и мы получили его распоряжения. Ждать осталось недолго, ты возвращаешься в Америку. Пока можешь спокойно здесь отдыхать. Еще надежнее будет в моем доме на вершине горы. Парни из Палермо заключили со мной мир. Оказывается, все время они гонялись за тобой. Они делали вид, что преследуют меня, но на самом деле хотели убить тебя. Ты это должен знать. Что касается всего остального, предоставь это мне. Ты приходи скорее в себя, и сиди спокойно.

        Теперь Майкл помнил все. Он знал, что его жена погибла, что Кало погиб. Он подумал о старухе, которая в момент взрыва была на кухне.

        – Филомена? – прошептал он.

        – Она не ранена, – тихо ответил дон Томасино. – Взрывная волна вызвала у нее кровотечение из носа. О ней не беспокойся.

        – Дон Томасино, – сказал Майкл. – Передай своим пастухам, что тот, кто выдаст мне Фабрицио, получит лучшее в Сицилии пастбище.

        Двое мужчин вздохнули с облегчением. Дон Томасино взял с соседнего столика стакан и выпил желтоватую жидкость. Доктор Таца, который продолжал сидеть на кровати, рассеянно заметил:

        – Знаешь, ты вдовец. В Сицилии это редкость.

        Майкл дал дону Томасино знак приблизиться к нему. Дон присел на кровать и наклонил голову.

        – Передай отцу, что я хочу домой, – сказал Майкл. – Передай отцу, что я хочу быть его сыном.

        Но еще месяц выздоравливал Майкл и еще два месяца ушло на оформление необходимых документов. После этого он полетел самолетом из Палермо в Рим, а из Рима в НьюЙорк. Фабрицио исчез бесследно.

       

       

25

       

        По окончании колледжа Кей Адамс получила работу в начальной школе НьюХэмпшира. Первые шесть месяцев после исчезновения Майкла она каждую неделю звонила его матери и спрашивала, нет ли новостей. Миссис Корлеоне всегда разговаривала с ней дружеским тоном и каждый разговор заканчивала фразой: «Ты хорошая девушка, очень хорошая. Забыть Майкла и найти хорошего мужа». Кей это не обижало, она понимала, что мать Майкла заботиться о ней.

        На каникулы Кей решила съездить в НьюЙорк, чтобы купить себе коечто из вещей и встретиться с подругами по колледжу. Она думала также заняться в НьюЙорке поисками более интересной работы. Два года она ни с кем не встречалась, только читала и

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск