Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

148

Кей вышла из такси и направилась к центральному зданию аллеи.

        Миссис Корлеоне сама открыла дверь и, к удивлению Кей, взволнованно обняла ее. Потом она посмотрела на Кей оценивающим взглядом.

        – Ты красивая девушка, – сказала она. – У меня глупые сыновья.

        Она потянула Кей к себе и повела ее на кухню, где уже стоял поднос с едой, а на плите кипел чайник.

        – Майкл придти домой еще немного, – сказала она. – Ты увидеть его.

        Они присели, и старуха заставила Кей есть, а сама принялась с любопытством ее расспрашивать. Ее обрадовало, что Кей учительница, что приехала в НьюЙорк повидать старых подруг и что ей всего двадцать четыре года. Она покачивала головой, как бы запечатлевая в памяти каждый услышанный факт. Кей нервничала и только отвечала на вопросы.

        Она увидела Майкла в окно кухни. Напротив дома остановился автомобиль и из него вышли двое мужчин. Потом появился Майкл. Он выпрямился и заговорил с одним из мужчин. Кей бросилась в глаза левая половина его лица. Она была сломана, помята, как пластмассовая кукла, которую пнул ногой капризный ребенок. Странным образом это не отразилось на его красоте, но Кей разволновалась до слез. Она видела, как Майкл подносит ко рту платок и держит его у носа.

        Кей слышала открывающуюся дверь, его шаги в коридоре. Вот он появился на пороге кухни и заметил Кей. Лицо его ничего не выражало, потом он улыбнулся одной половиной рта. Кей собиралась как можно холодней сказать ему: «Хелло, как поживаешь?», но теперь она вскочила с табуретки, бросилась к нему в объятия и уткнулась носом в его плечо. Он поцеловал ее в мокрую щеку и повел к автомобилю, который продолжал стоять возле дома. Прогнав телохранителя, он усадил ее рядом с собой в автомобиль, а она стерла с лица все, что осталось от пудры и губной помады.

        – Я не собиралась этого делать, – сказала Кей. – Мне просто никто не рассказал, как ты пострадал.

        Майкл рассмеялся и дотронулся до изуродованной половины лица.

        – Ты это имеешь в виду? – спросил он. – Это чушь. Немного боли в челюсти. Теперь, когда я дома, непременно отремонтирую это. Я не мог тебе писать или связаться с тобой. Ты должна это понять.

        – Окэй, – сказала она.

        – У меня есть одно место в городе, – сказал Майкл. – Хочешь поехать туда или сначала зайдем в ресторан?

        – Я не голодна, – ответила Кей.

        До самого НьюЙорка они молчали.

        – Колледж ты закончила? – спросил Майкл.

        – Да, – ответила Кей. – Я преподаю в начальной школе НьюХэмпшира. Они нашли убийцу полицейского? Благодаря этому ты смог вернуться?

        Майкл долго не отвечал.

        – Да, нашли, – сказал он наконец. – Все было написано в ньюйоркских газетах. Ты не читала?

        Кей обрадованно засмеялась.

        – Мы получаем только «НьюЙорк Таймс», – сказала она. – Сообщение было, наверное, погребено на восемьдесят девятой странице. Прочитай я об этом, сразу бы связалась с твоей матерью. – Она помолчала, а потом добавила. – Смешно, но по словам твоей матери, выходило, что сделал это ты. О сумасшедшем, который признался в убийстве, она рассказала мне перед твоим приходом.

        – Мать, наверное, поверила в это вначале, – сказал Майкл.

        – Твоя мать? – спросила Кей.

        Майкл улыбнулся.

        – Матери подобны полицейским, – сказал он. – Всегда верят в худшее.

        Майкл заехал в гараж на улице Мальберри. Здесь его, кажется, знали. Он повел ее за угол, к заброшенному на вид дому. У Майкла был ключ от входной двери, и войдя, Кей увидела роскошь, которой не постыдился бы миллионер. Майкл повел ее в квартиру на верхнем этаже, где была огромная гостиная, кухня и спальня. В одном из углов гостиной был бар, и Майкл приготовил коктейль. Они сели на диван, и Майкл тихо предложил:

        – Мы можем войти в спальню.

        Кей сделала большой глоток и улыбнулась ему: «Да».

        Майкл был теперь в любви более груб и требователен, чем два года назад. Но Кей не жаловалась. Это пройдет. «Мужчины более чувствительны в подобных ситуациях», – думала она. Связь с Майклом казалась ей теперь самой естественной на свете вещью.

        – Ты мог написать мне, мог мне довериться, – сказала Кей, прижавшись к нему. – Я соблюдала бы омерту Новой Англии. Знаешь, янки тоже умеют молчать.

        Майкл засмеялся почти беззвучно.

        – Никогда не думал, что ты будешь ждать, – сказал он. – Я не думал, что ты будешь ждать после того, что случилось.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск