Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

161

пусть поставят за счет дома.

        Он имел, разумеется, в виду Люси, Джула, Джонни Фонтена и телохранителя Майкла, Альберта Нери. Майкл довольно кивнул головой.

        – Это замечательная идея, – сказал он. Только теперь Нери поднялся из кресла и приготовился проводить гостей.

        В комнате остались Фредо, Том Хаген, Му Грин и Майкл Корлеоне.

        Грин поставил свой стакан на стол и сказал с нескрываемым раздражением:

        – Я слышал, семейство Корлеоне собирается откупить мою долю? Я куплю вас. Меня не покупают.

        – В противовес всякой логике твое казино терпит убытки, – сказал Майкл. – В твоих действиях кроется какаято ошибка. Может быть, нам удастся ее обнаружить и исправить.

        Грин грубо засмеялся.

        – Грязные итальянос, я делаю вам одолжение и в трудную минуту беру под свое крыло Фредо, а теперь вы хотите вывести меня из игры. Со мной это невозможно проделать, у меня достаточно друзей.

        Майкл все еще был спокоен и говорил тихо.

        – Ты взял Фредо и получил порядочную сумму на меблировку гостиницы и финансирование казино. Семейство Молинари поручилось за безопасность Фредо и за его содержание оказало тебе какуюто услугу. Ты и семейство Корлеоне ничего не должны друг другу. Не знаю, отчего ты сердишься. Мы купим твою долю за любую реальную цену, которую ты назовешь, что в этом дурного? Что в этом непорядочного? Твое казино терпит убытки, и мы делаем тебе одолжение.

        Грин отрицательно покачал головой.

        – Семейство Корлеоне потеряло свою силу. Крестный отец болен. Остальные семьи выгоняют вас из НьюЙорка, и вы думаете, что найдете здесь золотую жилу. Мой тебе совет, Майк, даже не пытайтесь.

        – Поэтому ты и позволил себе заехать Фредо публично пощечину? – нежным голосом спросил Майкл. Хаген, пораженный услышанным, повернулся и посмотрел на Фредо. Щеки Фредо покрылись румянцем.

        – А, Майк, это пустяки. Му ничего этим не хотел сказать. Иногда он выходит из себя, но мы с ним друзья. Верно, Му?

        Грин был осторожен.

        – Да, конечно, – сказал он. – Иногда ради дела мне приходится пинать людей в зад. Я рассердился на Фредо за то, что он трахал всех официанток подряд и позволял им бездельничать во время работы. Мы с ним немного поспорили, но потом все уладилось.

        Фредо печально взглянул на младшего брата. Грин рассмеялся и сказал:

        – Сукин сын брал их в кровать по две зараз, по старой системе «аля сэндвич». Должен признать, Фредо, что справлялся ты с ними хорошо. После того, как ты с ними покончил, никто их больше осчастливить не может.

        Хаген заметил, что Майкла эти слова удивили. Они посмотрели друг на друга. Это могло быть причиной недовольства дона. Во всем, что касалось секса, дон был очень строг. Две девушки зараз должно быть, по мнению дона, признаком последней стадии дегенератизма. Позволить такому человеку, как Му Грин, унизить себя физически – значит нанести удар по репутации семейства Корлеоне. Это тоже может быть причиной недовольства дона.

        Майкл поднялся из кресла и сказал:

        – Завтра я должен вернуться в НьюЙорк, так что подумай о цене.

        – Сукин сын, – дико зарычал Грин. – Думаешь, меня можно просто так убрать? Да я убил столько людей, сколько тебе и во сне не приходилось убивать. Я полечу в НьюЙорк и сам поговорю с доном. Я предложу ему сделку.

        Фредо занервничал и обратился к Хагену:

        – Том, ты консильори, ты можешь поговорить с доном и посоветовать ему.

        Тут Майкл обрушил весь свой гнев на Му и Фредо.

        – Дон почти отошел от дел, – сказал он. – Семейное дело веду сейчас я. И я снял Тома с должности консильори. Он будет теперь моим адвокатом здесь, в ЛасВегасе. Через несколько месяцев он переберется сюда с семьей и займется юридической стороной вопроса. Так что если хотите чтото сказать, говорите теперь.

        Никто не ответил. Майкл заговорил официальным тоном.

        – Фредо, ты мой старший брат, и я тебя уважаю. Но впредь никогда не выступай против семьи. На этот раз я ничего не скажу дону. – Он повернулся к Грину. – Не оскорбляй людей, которые пытаются помочь тебе. Лучше используй свою энергию, чтобы понять, почему казино терпит убытки. Семейство Корлеоне вложило сюда большие деньги, а доходов пока не видно. Но я пришел сюда не за тем, чтобы упрекать тебя. Я протягиваю тебе руку помощи. Если ты предпочитаешь плюнуть мне в руку, дело твое. Больше мне нечего сказать.

        Он ни разу

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск