Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

165

из дальних поездок.

        Она видела, как он спускается по трапу рядом с Томом Хагеном и новым его сотрудником, Альбертом Нери. Кей недолюбливала Альберта Нери, он напоминал ей Луку Брази и его тихую жестокость. Она заметила, что Нери немного отстал от Майкла, потом сделал несколько шагов в сторону и быстрым пронизывающим взглядом оглядел всех встречающих. Нери заметил Кей и притронулся к плечу Майкла, показывая, в какую сторону ему следует смотреть.

        Кей бросилась в объятия мужа, но тот торопливо поцеловал ее и отпустил. Они с Хагеном сели в автомобиль, а Нери кудато исчез. Кей не заметила, что Нери сел в другую машину, чтобы сопровождать Майкла до самого ЛонгБича.

        Кей никогда не задавала Майклу вопросов о его делах. Даже в в самой вежливой форме. Дело даже не в том, что на любой вопрос она получила бы уклончивый дипломатичный ответ; просто это было бы неприятным напоминанием о запретной зоне, которая с их семейной жизнью не соприкасалась. Кей с этим свыклась. Но когда Майкл заявил, что ему придется провести вечер в обществе отца и доложить ему о поездке в Вегас, она не удержалась и разочарованно нахмурилась.

        – Мне очень жаль, – сказал Майкл. – Завтра вечером поедем в НьюЙорк на спектакль и поужинаем в ресторане. Окэй? – Он легонько похлопал ее по животу (она была почти на седьмом месяце беременности). – После того, как родишь, снова будешь прикована к дому. К черту, ты больше итальянка, чем янки! Два ребенка за два года!

        – А ты больше янки, чем итальянец, – заметила Кей. – Свой первый вечер дома посвящаешь делам. – Она улыбнулась. – Домойто хоть вернешься не поздно?

        – До полуночи, – ответил Майкл. – Если ты устала, не жди меня.

        – Я подожду, – сказала Кей.

        На встрече в угловой комнатебиблиотеке дома дона Корлеоне присутствовали сам дон, Майкл, Том Хаген, Карло Ричи и двое капорегимес – Клеменца и Тессио.

        Атмосфера во время встречи была далеко не столь дружеской, как в былые дни. С момента, когда дон заявил, что отходит от дел и управление семейным делом переходит к Майклу, во взаимоотношениях между этими людьми возникло определенное напряжение. Управление семейным делом ни в кое случае не является должностью, которая передается по наследству. В любом другом могущественном семействе должность дона перешла бы к одному из капорегимес. Такие капорегимес, как Клеменца и Тессио получили бы по крайней мере разрешение отделиться и создать собственные семейства.

        С момента заключения мира с пятью семействами мощь семейства Корлеоне угасала. В районе НьюЙорка самым сильным, по всеобщему мнению, стало семейство Барзини; в союзе с семейством Татаглия его сила не уступила былой мощи семейства Корлеоне. Кроме того, они постоянно совершали пробные вылазки в районы владения семейства Корлеоне и, убедившись, что ответная реакция крайне слаба, назначали там своих управляющих играми.

        Отход дона от дел обрадовал Барзини и Татаглия. Майкл, в кого бы он в будущем не превратился, по крайней мере, еще лет десять не сумеет достичь влияния дона.

        Серьезные удары сыпались на семейство Корлеоне один за другим. Фредо доказал, что он не более, как обыкновенный лавочник и бабник, и не может обойтись без материнской груди, одним словом – не мужчина. Гибель Сонни тоже была для семейства катастрофой. Сонни был человеком, которого боялись, к которому было невозможно относиться легкомысленно. Он, разумеется, совершил ошибку, послав младшего брата, Майкла, убить Турка и капитана полиции. Правильный тактический шаг, в стратегическом плане был крупной ошибкой. Это привело в конечном итоге к тому, что дону пришлось подняться с больничной койки, и отняло у Майкла драгоценные два года, которые могли быть проведены в изучении семейного дела. И, разумеется, сам дон совершил крупный просчет, назначив консильори ирландца. Ни один ирландец не может хитростью сравниться с сицилийцем. Таково было мнение всех семейств, и они с большим уважением относились к союзу БарзиниТатаглия, нежели к семейству Корлеоне. Майкл, по их мнению, уступал Сонни с силе, но был умнее его, хотя далеко не так умен, как его отец. Посредственный наследник и человек, которого не следует слишком остерегаться.

        Всем была по душе мудрая мирная политика дона, но тот факт, что он отказался от мести за сына, лишило семейство всеобщего страха и уважения. Все решили, что корни подобной политики

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск