Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

166

кроются в слабости.

        Все это было известно присутствующим, и некоторые из них даже верили в правильность подобных выводов. Карло Ричи любил Майкла, и почти не боялся его. Клеменца отдавал должное Майклу за его героическое поведение в истории Солоццо и МакКлуски, но считал Майкла слишком мягким для должности дона. Клеменца надеялся отколоться от семейства Корлеоне и создать свое собственное семейство. Но дон дал понять, что этому не бывать, и Клеменца слишком боготворил дона, чтобы не подчиниться. Разве что ситуация станет совсем нетерпимой.

        Тессио был о Майкле лучшего мнения. Он понимал, что этот человек прячет свою силу от посторонних глаз, следуя девизу отца, согласно которому друг должен недооценивать твои достоинства, а враг – переоценивать твои недостатки. У самого дона и Хагена не было никаких сомнений относительно Майкла. Не будь дон уверен, что сын сумеет возвратить семейству былую мощь, он никогда бы не отошел от дел. Хаген был на протяжении последних двух лет учителем Майкла, и его поражало, с какой легкостью этот человек схватывает тонкости семейного дела. Верно говорят, что яблоко от яблони недалеко падает.

        Клеменца и Тессио сердились на Майкла за то, что он сократил их отряды и не помышлял о восстановлении отряда Сонни. У семейства Корлеоне было теперь всего два отряда с меньшим количеством людей, чем раньше. Клеменца и Тессио видели в этом самоубийство. Они надеялись, что совершенные ошибки будут исправлены во время этого внеочередного совещания, созванного доном.

        Майкл рассказал о своей поездке в Вегас и об отказе Му Грина продать свою долю.

        – Но мы предложим ему сделку, от которой он не сможет отказаться, – сказал Майкл. – Вам уже известен план семейства Корлеоне о переезде на Запад. В Вегасе нам будут принадлежать четыре гостиницы и казино. Но все это не может быть проделано немедленно. Для улаживания всех дел нам потребуется время. – Он повернулся к Клеменца. – Пит, я хочу, чтобы вы с Тессио на протяжении этого года не задавали лишних вопросов и делали все, что я прикажу. В конце года вы сможете отделиться от семейства Корлеоне и создать свои собственные семейства. Разумеется, мы сохраним дружеские отношения, было бы непочтением по отношению к отцу подумать хоть на минуту иначе. Но я хочу, чтобы до того времени вы беспрекословно подчинялись мне. Сейчас ведутся переговоры, которые разрешат многие неразрешимые на первый взгляд проблемы. Вы должны запастись терпением.

        – Если Му Грин хочет говорить с твоим отцом, почему бы ему и не дать такую возможность? – бросил в сердцах Тессио. – Дон способен переубедить каждого, никто еще не сумел устоять перед его доводами.

        Ответил сам дон.

        – Я отошел от дел, – сказал он. – Если я теперь вмешаюсь, это лишит Майкла уважения. И кроме того, Му Грин один из тех людей, с которыми я предпочел бы не разговаривать.

        Тессио вспомнились слухи о пощечине, которой наградил Му Грин Фредо в вестибюле гостиницы в ЛасВегасе. Здесь пахнет изменой. Он откинулся на спинку кресла. «Му Грин – мертвец, – подумал он. – Семейство Корлеоне не хочет его убеждать».

        – Семейство Корлеоне намерено полностью прекратить свою деятельность в НьюЙорке? – спросил Карло Ричи.

        Майкл кивнул головой.

        – Мы продаем фирму по импорту оливкового масла, – сказал он. – Все, что сможем, передадим Тессио и Клеменца. Но, ты Карло, не должен волноваться за свою должность. Ты вырос в Неваде, хорошо знаешь этот штат, тебе легче будет найти общий язык с местным населением. Я полагаюсь на тебя и надеюсь, что после переезда ты станешь моей правой рукой.

        Карло откинулся на спинку кресла, лицо его покраснело от благодарности и смущения. Близится его час, час победы. Майкл продолжал:

        – Том Хаген больше не консильори. Он будет нашим адвокатом в Вегасе. Через два месяца он переберется туда с семьей на постоянное жительство. С этого момента к нему никто не будет обращаться по другим делам. Он адвокат, и это все. Я так хочу. Кроме того, если мне понадобится совет, кто сможет посоветовать лучше отца?

        Все засмеялись. Но, несмотря на шутливый тон, намек был понят. Том Хаген выведен из игры, и не имеет теперь никакой силы. Каждый из присутствующих скользнул взглядом по лицу Хагена, чтобы определить его реакцию, но лицо Тома осталось бесстрастным.

        Клеменца заговорил свистящим голосом:

        – Значит, если

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск