Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

167

я правильно понял, через год мы будем сами себе хозяева? – спросил он.

        – Может быть, даже раньше, – ответил Майкл. – Разумеется, при желании вы всегда сможете остаться частью семейства. Выбор за вами. Но большая часть вашей силы будет на Западе и, возможно, будет даже лучше, если вы организуетесь в отдельные семейства.

        – В таком случае я считаю, что ты должен позволить нам мобилизовать новых людей для наших отрядов, – тихо заметил Тессио. – Ублюдки Барзини продолжают совершать набеги на наши территории. Помоему, следует преподать им небольшой урок вежливости.

        Майкл отрицательно покачал головой.

        – Нет, это нехорошо, – сказал он. – Вы сидите спокойно и не рыпайтесь. Все эти вопросы будут улажены во время переговоров. Еще до переезда.

        Тессио нелегко было переубедить. Рискуя нарваться на гнев Майкла, он обратился непосредственно к дону.

        – Прости меня, крестный отец, – сказал он. – Пусть годы нашей дружбы послужат оправданием моей наглости. Но мне кажется, что вы с сыном ошибаетесь относительно Невады. Как можете вы рассчитывать на успех там, не опираясь на поддержку здесь? Когда вы уберетесь отсюда, Барзини и Татаглия станут слишком сильными для нас. Мы с Питом окажемся в безвыходном положении и рано или поздно нам придется сдать свои позиции. А с Барзини я дела иметь не хочу. Помоему, семейство Корлеоне должно сделать свой первый шаг, опираясь на силу, а не на слабость. Мы должны заново укрепить отряды и отвоевать утерянные позиции, во всяком случае – в СтэйтАйленде.

        Дон отрицательно покачал головой.

        – Я договорился о мире, и не могу нарушить свое слово.

        Тессио не успокаивался.

        – Всем известно, что Барзини с того времени не раз провоцировал тебя, – сказал он. – Кроме того, если Майкл теперь глава семейства Корлеоне, он может делать все, что ему захочется. Твое слово его ни к чему не обязывает.

        Майкл резко оборвал его.

        – В настоящее время ведутся переговоры, – сказал он. – Они дадут ответ на некоторые из твоих вопросов и рассеют сомнения. Если моего слова тебе недостаточно, спроси дона.

        Но Тессио уже понял, что забрал слишком далеко. Так он может превратить Майкла в своего врага. Поэтому он пожал плечами и сказал:

        – Я забочусь о благе семьи, а не о собственном. О себе я какнибудь позабочусь.

        Майкл дружески улыбнулся ему.

        – Тессио, я в тебе никогда не сомневался, – сказал он. – Но положись на меня. Разумеется, в таких делах я не могу сравниться с тобой и Питом, но рядом со мной отец. Так что провала не будет.

        Заседание кончилось. Самой важной новостью было сообщение о том, что Клеменца и Тессио будет позволено создать из своих отрядов собственные семейства. Тессио будут принадлежать игры в Бруклине, а Клеменца – игры в Манхэттене и связи семейства с ипподромом в ЛонгАйленде.

        Капорегимес оставили совещание не совсем довольные. Карло Ричи все еще фантазировал о том, что скоро наступит час, когда к нему начнут относиться, как к равноправному члену семейства, но вскоре понял, что это не совсем совпадает с планами Майкла. Когда он выходил, в угловой комнате оставались дон, Том Хаген и Майкл. Альберт Нери проводил его к выходу, и Карло обратил внимание на то, что телохранитель задержался у ворот и внимательно наблюдает за тем, как он пересекает ярко освещенную аллею.

        В комнатебиблиотеке остались трое мужчин. Майкл поднес дону арак, а Хагену – стакан с виски. Это был один из тех редких случаев, когда он позволял и себе немного спиртного.

        Первым говорил Том Хаген.

        – Майк, почему ты выводишь меня из игры? – спросил он.

        Майкл казался удивленным.

        – Ты будешь нашим человеком номер один в Вегасе, – сказал он. – Мы не будем выходить там за рамки закона, а ты ведь человек закона. Что может быть важнее этого?

        Хаген печально улыбнулся.

        – Я не это имею в виду. Я говорю о том, что Рокко Лампоне без моего ведома создает свой региме. (Региме – отряд). Я говорю о том, что ты поддерживаешь непосредственный контакт с Альбертом Нери, не прибегая ни к моему посредничеству, ни к посредничеству капорегимес. Разве что и тебе ничего не известно о действиях Рокко Лампоне.

        – Как ты узнал про региме Лампоне? – тихо спросил Майкл.

        Хаген пожал плечами.

        – Не беспокойся, нет утечки информации. Кроме меня никто об этом не знает. Но мое положение позволяет мне все видеть.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск