Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

172

Позвони в Вегас и поговори с женой. Скажи, что речь идет о нескольких неделях.

        – Как ты думаешь, они выступят против тебя? – задумчиво спросил Хаген.

        Майкл вздохнул.

        – Дон проинструктировал меня. Они воспользуются услугами близкого мне человека. Человека, которого я не могу подозревать.

        Хаген улыбнулся.

        – Вроде меня?

        Майкл улыбнулся ему в ответ.

        – Ты ирландец, они тебе не доверятся.

        – Я американец немецкого происхождения, – сказал Хаген.

        – Для них это то же, что ирландец, – сказал Майкл. – Они не пойдут к тебе и не пойдут к Нери, так как Нери был полицейским. Кроме того, вы оба слишком близки ко мне. Они не могут позволить себе такого риска. Рокко Лампоне не так близок. Нет, это будет Клеменца, Тессио или Карло Ричи.

        – Бьюсь об заклад, что это будет Карло, – сказал Хаген.

        – Поживем – увидим, – ответил Майкл. – Ждать долго не придется.

        Это случилось назавтра, когда Хаген и Майкл сидели за столом вместе и завтракали. Майкла позвали к телефону в библиотеку и, вернувшись на кухню, он сказал Хагену:

        – Все в порядке. Через неделю я встречаюсь с Барзини. Будем заключать новый мир.

        Хаген засмеялся.

        – Кто связался с Барзини? – спросил Хаген.

        Оба они знали, что человек, связавшийся с Барзини – предатель.

        Майкл печально улыбнулся Хагену.

        – Тессио, – сказал он.

        Завтрак они доели молча. За кофе Хаген закачал головой.

        – Я готов был дать руку на отсечение, что это Карло, на худой конец – Клеменца, – сказал он. – Никогда не думал, что это будет Тессио. Он лучше их всех.

        – Он умнее их всех, – сказал Майкл. – И он сделал то, что считал самым умным. Он подставляет меня под удар Барзини, а потом наследует управление семейством Корлеоне. Согласно его расчетам, я победить не могу. – Майкл пожал плечами. – Положение кажется безвыходным. Но мой отец был единственным человеком, который понимал, что связи и политическая сила стоят десяти отрядов. Кажется, большая часть политической силы отца у меня в руках, но я единственный, кому это до конца известно. – Он успокаивающе улыбнулся Хагену. – Я заставлю их называть себя доном. Но что касается Тессио, я чувствую себя неважно.

        – Ты согласился встретиться с Барзини? – спросил Хаген.

        – Да, – ответил Майкл. – Ровно через неделю, в Бруклине. На территории Тессио, там я буду в безопасности. – Майкл снова засмеялся.

        – Будь осторожен и до этого, – сказал Хаген.

        Впервые в это утро в голосе Майкла прозвучали холодные нотки.

        – Я не нуждаюсь в советниках и советах подобного рода, – сказал он.

        На протяжении недели, предшествовавшей встрече Барзини и Корлеоне, Майкл доказал Хагену, как он может быть осторожен. Он ни разу не вышел за пределы аллеи и не допускал к себе никого в отсутствие Нери. Было только одно неприятное осложнение. Старшему сыну Конни предстояло подвергнуться конфирмации и Майкла попросили быть крестным отцом. Майкл отказался.

        – Не часто прошу я тебя об одолжении, – сказала ему Кей. – Сделай это, пожалуйста, для меня. Конни так этого хочет. Карло тоже. Это для них очень важно. Пожалуйста, Майкл.

        Майкл рассердился на Кей за ее настырность, и она думала, что он откажет. Поэтому она удивилась, когда он кивнул головой и сказал:

        – Окэй, но выходить с аллеи я не могу. Пусть устроят все здесь. Я за все заплачу. Если будут проблемы с церковью, этим займется Хаген.

        Итак, за день до встречи с Барзини Майкл стал крестным отцом сына Конни и Карло Ричи. Он подарил мальчику очень дорогие часы с золотой цепочкой. В доме Карло была устроена вечеринка, на которую пригласили капорегимес, Хагена, Лампоне и всех обитателей аллеи, в том числе, разумеется, и вдову дона. Конни была растрогана и весь вечер целовала брата и Кей. Даже Карло Ричи расчувствовался, пожимал Майклу руку и при каждой возможности называл его, по старому обычаю родины, крестным отцом. Сам Майкл никогда до этого не был так весел, так приветлив.

        – Мне кажется, Карло и Майк будут теперь настоящими друзьями, – прошептала Конни Кей. – Такое всегда сближает людей.

        Кей пожала руку золовки.

        – Я так рада, – сказала она.

       

       

30

       

        Альберт Нери сидел в своей квартире в Бронксе и осторожно чистил голубое сукно старого полицейского мундира. Он снял кокарду и положил ее на стол, чтобы позже начистить до блеска. Через спинку стула

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск