Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

173

был переброшен ремень с кобурой и пистолетом. Это обычное занятие странным образом радовало его. Впервые за последние два года, после ухода жены, он чувствовал себя почти счастливым.

        Он женился на Рите, когда она училась в последнем классе средней школы, а он сам был начинающим полицейским. Она была стыдливой черноволосой девушкой, из консервативной итальянской семьи, которая не позволяла ей задерживаться на улице после десяти часов вечера. Нери полюбил ее за наивность, порядочность и, разумеется, красоту.

        Вначале Рита была в восторге от своего мужа. Он был очень силен, и она видела, что люди боятся его. Тактичным его трудно было назвать. Если он с кемнибудь не соглашался, он просто затыкал ему рот. У него был настоящий сицилийский темперамент и в гневе он мог нагнать на людей страху. Однако на свою жену он никогда не сердился.

        За пять лет службы Нери превратился в одного из самых известных полицейских НьюЙоркСити. У него были свои методы убеждения. Лютой ненавистью ненавидел он хулиганов и, завидев гденибудь на углу ночной улицы группу молодых людей, поднимающих шум и пристающих к прохожим, он быстро и решительно наводил порядок. При этом он пользовался своей исключительной физической силой.

        Однажды ночью, находясь в СентралПаркВест, он выскочил из патрульной машины и выставил в ряд шесть хулиганов в черных шелковых пиджаках. Его напарник остался в машине: он слишком хорошо знал Нери и не хотел попасть в неприятную историю. Шестеро парней, старшему из которых не было и двадцати лет, останавливали прохожих и угрожая, требовали у них сигареты.

        Нери выстроил их напротив каменной стены, отделяющей Сентрал Парк от Восьмой авеню. Были еще ранние сумерки, но Нери носил при себе свое излюбленное оружие: огромный карманный фонарь. Он никогда не вытаскивал пистолет: в этом не было нужды. Когда он сердился, лицо его принимало такое зверское выражение, что бледнели даже отпетые хулиганы.

        Нери спросил первого из парней:

        – Как тебя зовут?

        Парень назвал ирландское имя.

        – Убирайся с этой улицы, – зарычал на него Нери. – Если увижу тебя еще раз, будешь распят.

        Он замахнулся фонарем, и парень испарился. Ту же процедуру он проделал со следующими двумя парнями. Он позволил им безнаказанно убраться. Но четвертый парень назвал итальянское имя. Нери посмотрел на него и задал лишний вопрос:

        – Ты итальянец?

        Парень уверенно улыбнулся.

        Нери ударил его фонарем по лбу. Кожа и мясо на голове потрескались, и по лицу ручьями потекла кровь.

        – Сукин сын, – сказал Нери. – Ты позоришь всех итальянцев. Изза таких как ты, нас ненавидят. Нука поднимайся. – Он толкнул парня в бок, далеко не дружески но и не слишком сильно. – Беги домой и не смей выходить на улицу. И чтобы я тебя больше не видел в этом костюме. Я отправлю тебя в больницу. Теперь убирайся. Твое счастье, что я не твой отец.

        Нери не стал тратить время на остальных парней. Он наградил их пинками в зад и погнал вниз по улице, предупредив, что этой ночью не хочет их видеть во второй раз.

        В подобных случаях все делалось очень быстро, и у публики не было возможности собраться и протестовать против его действий. Нери садился в патрульную машину, и напарник гнал ее с места происшествия на максимальной скорости. Иногда встречались, конечно, хулиганы, готовые драться и даже вытащить нож. Их можно было только пожалеть. Нери избивал их до полусмерти, а потом швырял в патрульную машину. Их задерживали и обвиняли в нападении на полицейского. Но суд обычно откладывался в ожидании их выхода из больницы.

        Нери не ладил с сержантом своего участка, и его перевели в район, где находилось здание организации объединенных наций. Работники ООН, пользующиеся дипломатическим иммунитетом, ставили свои автомобили, где попало, совершенно не считаясь с указаниями полиции. Нери пожаловался начальству, но ему предложили не шуметь и просто игнорировать эти нарушения. Но однажды вечером изза неудачно поставленного автомобиля, возникла пробка на одной из боковых улиц. Было уже после полуночи, и Нери, прихватив свой фонарь спустился вниз по улице, разбивая по пути стекла, неправильно поставленных автомобилей. Даже у дипломатов должно было уйти несколько дней, чтобы поставить новое стекло. В полицейский участок посыпались письма с требованием прекратить это варварство. После недели стеклобития

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск