Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

178

долго. В полдень на аллею начали въезжать машины. Он увидел Клеменца и Тессио. Один из телохранителей повел капорегимес прямо к Майклу. Клеменца через несколько часов уехал, но Тессио не появлялся.

        Карло вышел на аллею подышать свежим воздухом. Он знал всех сторожей аллеи, с некоторыми из них был даже в дружбе. Он собирался поболтать с одним из них, но, к его удивлению, ни одного из знакомых сторожей на аллее не оказалось. Еще больше удивило его, что на воротах стоял Рокко Лампоне: Рокко был слишком большим человеком в семействе для столь простой работы. Разве что должны произойти исключительно важные события.

        Рокко дружески улыбнулся Карло, но Карло был осторожен.

        – Эй, я думал, ты уходишь в отпуск вместе с доном, – сказал Рокко.

        Карло пожал плечами.

        – Майк хотел, чтобы я остался здесь на несколько дней, – сказал он. – У него имеется для меня работа.

        – Да, – сказал Рокко Лампоне. – Мне он сказал то же самое, а потом велел стать на ворота. Пусть будет так, черт побери. Ведь он хозяин.

        Он произнес это пренебрежительным тоном, как бы говоря, что Майклу далеко до его отца.

        Карло сделал вид, что не заметил намека.

        – Майк знает, что делает, – сказал он.

        Рокко молча принял упрек. Карло попрощался и пошел к дому. Чтото происходит, но даже Рокко не знает, что именно.

        Майкл стоял у окна гостиной и наблюдал за Карло, который шатался по аллее. Хаген подал ему рюмку крепкой водки. Майкл посмотрел на него с благодарностью и сделал большой глоток.

        – Майк, пора начать двигаться, – мягким голосом заметил Хаген. – Пришло время.

        Майкл вздохнул.

        – Эх, старику надо было протянуть еще немного, – сказал Майкл.

        – Все будет хорошо, – сказал Хаген. – Если я выдержал, то и все выдержат. Ты блестяще организовал все это.

        Майкл обернулся к нему и отошел от окна.

        – Большую часть этого планировал старик, – сказал он. – Никогда не думал, что он так умен. Тебе, полагаю, это известно.

        – Ему нет равных, – сказал Хаген. – Но и ты неплох. То, что ты задумал, великолепно.

        – Посмотрим, как все пройдет, – сказал Майкл. – Клеменца и Тессио приехали?

        Хаген утвердительно кивнул головой. Майкл допил водку.

        – Пошли ко мне Клеменца. Я сам отдам ему распоряжения. Тессио я видеть не хочу. Скажи ему, что к встрече с Барзини я буду готов через полчаса. Пусть люди Клеменца займутся им после этого.

        – Никак нельзя освободить Тессио от наказания? – спросил Хаген равнодушно.

        – Никак, – ответил Майкл.

        В маленькой пиццерии города Буффало дела шли великолепно. Обеденное время кончилось, и продавец снял с подоконника круглый жестяной поднос с несколькими оставшимися порциями и поставил его на полку огромной кирпичной печи. Потом открыл дверцу печи и посмотрел, как выпекается очередная пицца. Сыр еще не начал пузыриться. Подойдя к прилавку, выходившему на улицу, он увидел молодого человека.

        – Одну порцию, – сказал молодой человек.

        Продавец ловко подхватил деревянной лопатой один из остывших подносов и сунул его в печь. Покупатель не стал ждать на улице, а вошел внутрь. Было безлюдно. Продавец вытащил из печи горячую пиццу, положил ее на бумажную тарелочку и подал покупателю. Покупатель не торопился платить. Он внимательно посмотрел на продавца.

        – Я слышал, у тебя на груди большая татуировка, – сказал он. – Мне видна только верхняя часть. Что ты скажешь, если я попрошу показать мне всю татуировку?

        Продавец застыл на месте.

        – Расстегни рубашку, – потребовал покупатель.

        Продавец отрицательно покачал головой.

        – Нет у меня никакой татуировки, – сказал он поанглийски, но с тяжелым акцентом. – Тебе сказали про моего сменщика, но он будет только вечером.

        Покупатель рассмеялся, но это был неприятный смех – грубый и натянутый.

        – Ну, расстегивай же рубашку, дай мне посмотреть.

        Продавец начал отступать к печи, думая спрятаться за ней. Но человек поднял над стойкой руку с пистолетом и выстрелил. Пуля повалила продавца на печь. После второго выстрела тело продавца пицц опустилось на пол. Покупатель зашел за стойку, нагнулся и рывком потянул на себя рубашку. Грудь продавца была залита кровью, но обнимающиеся влюбленные были ясно видны. Продавец с трудом поднял руку, как бы пытаясь защититься.

        – Фабрицио, Майкл Корлеоне шлет тебе привет, – сказал убийца. Он поднес пистолет

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск