Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

28

macaroni.

        Силк ответил скептическим взглядом.

        – Макароны?

        Асторре улыбнулся: к такой реакции он уже привык.

        – Вы знаете, что Ли Якокка «Якокка, Ли (Лидо Энтони, р. в 1924 г.) – один из лучших топменеджеров автостроительной промышленности. С 1970 по 1978 г, президент компании „Форд“, руководил разработкой концепции и созданием модели автомобиля „Мустанг“. В 1979 г. возглавил компанию „Крайслер“, находившуюся на грани банкротства, и к 1984 г, вывел ее в лидеры автостроительной промышленности. Автор бестселлера „Якокка: автобиография“ (1984 г.). Послужил прототипом главного героя знаменитой дилогии Гарольда Роббинса „Бетси“ и „Мустанг“.» никогда не говорит «автомобили» – только «машины»? Вот и в моем бизнесе мы не говорим pasta или spaghetti, только macaroni.

        – А теперь вы будете банкиром? – спросил Силк.

        – Почему не попробовать?

        – И что ты думаешь? – спросил Силк Бокстона. Заместитель ему нравился. Бокстон, как и он сам, верил в Бюро, верил в неподкупность и честность его сотрудников и руководства, верил, что по эффективности оно даст сто очков вперед любому другому правоохранительному ведомству.

        – Вроде бы говорил он откровенно, – ответил Бокстон. – Но они всегда так говорят.

        Это точно, подумал Силк. И вдруг вспомнил о том, что медальон на золотой цепи за время разговора ни разу не шевельнулся, словно его приклеили к коже.

        Самую важную встречу Силк провел последней: с Тиммоной Портеллой, единственным в НьюЙорке, за исключением дона Априле, боссом мафии, избежавшим суда после проведенного Силком расследования.

        Портелла руководил своим бизнесом из громадной квартирыпентхауза, занимавшей большую часть крыши принадлежащего ему высотного здания, расположенного в ВестСайде. Система охраны здания ничуть не уступала ФортНоксу, а до своего поместья в НьюДжерси Портелла добирался обычно на вертолете, для которого на крыше имелась посадочная площадка. Так что его нога чрезвычайно редко касалась тротуаров НьюЙорка.

        Портелла, мужчина необъятных размеров, в темном костюме и белоснежной рубашке, встретил Силка и Бокстона в своем кабинете, заставленном огромными кожаными креслами. Панорамные, во всю стену, окна из пуленепробиваемого стекла не мешали любоваться городским пейзажем.

        Силк пожал мясистую руку, отметил качество темного галстука, свисавшего с толстой шеи.

        – Курт, чем я могу тебе помочь? – высоким тенором спросил Портелла. Бокстона он проигнорировал.

        – Меня интересует дело Априле. Я подумал, может, ты сможешь сообщить мне чтонибудь интересное.

        – Его убийство просто позор. Все любили Раймонде Априле. Для меня загадка, кто мог пойти на такое. В последние годы дон стал таким хорошим человеком. Святым, истинным святым. Раздавал деньги, словно Рокфеллер. Когда бог забрал его, душа у него была чиста.

        – Бог его не забрал, – сухо ответил Силк. – Убивали профессионалы. Следовательно, должен быть мотив. – Во взгляде Портеллы чтото мелькнуло, но он промолчал, поэтому Силк продолжил:

        – Ты много лет имел с ним общие дела. Ты должен чтото знать. Что ты можешь сказать насчет племянника, который наследует банки?

        – Действительно, много лет тому назад какието дела у нас были, – кивнул Портелла. – Когда Априле уходил на заслуженный отдых, он мог с легкостью убить меня. Я, однако, жив, и это доказывает, что мы не были врагами. Насчет племянника я ничего не знаю, кроме того, что он музыкант. Поет на свадьбах, вечеринках, даже в маленьких ночных клубах. Один из тех молодых людей, от которых старики вроде меня без ума. Он продает хорошие итальянские макароны. – Он помолчал, вздохнул. – Убийство великого человека всегда окутано тайной.

        – Ты знаешь, что твоя помощь не останется незамеченной.

        – Разумеется. ФБР всегда играет честно.

        Я знаю, что моя помощь мне зачтется. – И тепло улыбнулся Силку и Бокстону, продемонстрировав ровные, белые зубы.

        – Я читал досье этого парня, – сказал Бокстон Силку по дороге на работу. – Он торгует наркотиками, контролирует проституцию, и он – убийца. Как получилось, что мы не смогли его посадить?

        – Вреда от него меньше, чем от большинства остальных, – ответил Силк. – И мы его еще посадим.

        Курт Силк приказал организовать электронное наблюдение

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск