Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

33

перебрасывал мостик к тому, кто отдал приказ убить великого дона Априле. Асторре отдавал себе отчет, что при проведении расследования ему следует соблюдать предельную осторожность.

        Прежде всего он встретился с Бенито Кракси из Чикаго.

        Кракси отошел от противозаконной деятельности на десять лет раньше дона. В свое время он был главным советником Национального мафиозного комитета, а потому знал всю семейную структуру американской мафии. Он первым заметил, как зашаталась власть самых могущественных семей, предугадал их закат. А потому переориентировался на фондовую биржу и с изумлением обнаружил, что зарабатывать там можно ничуть не меньше, без всякого риска угодить за решетку.

        Дон назвал Кракси среди тех, к кому при необходимости Асторре мог обратиться за советом.

        Семидесятилетний Кракси жил с двумя телохранителями, шофером и молодой женщинойитальянкой, кухаркой и домоправительницей, которая, по слухам, делила с ним постель. На здоровье он не жаловался, потому что всю жизнь избегал излишеств, не переедал, пил крайне редко.

        Завтракал фруктами и сыром, за ленчем съедал омлет или овощной суп, обычно фасолевый или из эскариоля, в обед – котлетку из телятины или баранины с гарниром из лука, помидоров и зеленого салата. Выкуривал он одну сигару в день, после обеда, за чашечкой кофе и рюмкой анисовой настойки. Отличался щедростью, но попусту деньгами не сорил. Тщательно выбирал тех, кому давал советы. Ибо человека, который дает неудачный совет, ненавидят, как врага.

        Но Асторре Кракси всегда принимал с распростертыми объятиями, потому что полагал себя неоплатным должником дона Априле. Именно дон прикрыл Кракси, когда тот выходил из игры: для главарей мафии этот момент всегда был одним из самых критических.

        Встретились за завтраком. На столе стояли вазы с желтыми абрикосами, красными яблоками, клубникой размером чуть ли не с лимон, белым виноградом, темнокрасными вишнями. Огромный круг сыра высился на деревянной доске. Домоправительница налила им кофе, наполнила рюмки анисовой настойкой и удалилась.

        – Итак, молодой человек, дон Априле определил тебя в опекуны своим детям.

        – Да, – кивнул Асторре.

        – Я знаю, что он готовил тебя к этому. Мой давний друг всегда заглядывал вперед. Мы говорили о тебе. Я знаю, что к уровню твоей подготовки претензий нет. Вопрос в том, достанет ли тебе воли?

        Асторре широко улыбнулся, искренне, ничего не скрывая.

        – Дон спас мне жизнь и дал все, что у меня есть. Я такой, каким он меня сделал. И я поклялся защищать и оберегать его семью. Если Николь не станет партнером в своей фирме, если телевещательная компания Маркантонио обанкротится, если чтото случится с Валерием, у них все равно останутся банки. Я жил легко и счастливо. Я сожалею о причине, вынудившей меня взвалить на себя эту ношу. Но я дал дону слово и обязан его держать. В противном случае во что я смогу верить до конца своих дней?

        Перед его мысленным взором промелькнули воспоминания детства, неизменно вызывающие у него радость и чувство благодарности. Он видел себя в Сицилии, шагающим рядом с доном, выслушивающим его истории. Тогда он мечтал перенестись в другое время, где жили по справедливости, верность ценили, а добрые и могущественные люди совершали великие дела. И сейчас ему недоставало и дона, и Сицилии.

        – Хорошо, – голос Кракси вырвал его из грез, вернув в реальный мир. – Ты при этом присутствовал. Расскажи, что ты видел.

        Асторре рассказал.

        – И ты уверен, что оба киллера – левши?

        – Один – точно, второй – скорее всего, – ответил Асторре.

        Кракси кивнул и глубоко задумался. После долгой паузы встретился с Асторре взглядом.

        – Думаю, я знаю, кто стрелял в дона Априле.

        Но ты не спеши. Куда более важно узнать, кто их нанял и почему. Ты должен быть очень осторожен. Я много над этим думал. Наиболее вероятный заказчик – Тиммона Портелла. Но какими мотивами он руководствовался, для кого старался? Тиммону всегда отличала излишняя поспешность. Однако он не мог не понимать, что убийство дона Априле чревато крупными неприятностями. Тиммона боялся дона, отошел тот от дел или нет.

        Теперь вернемся к киллерам. Это два брата, которые живут в ЛосАнджелесе. На текущий момент лучше их в этой стране никого нет.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск