Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

34

Говорить они не будут. Некоторые полагают, что они – близнецы. Оба левши. Очень храбрые, прирожденные убийцы. Опасность их стимулирует, да и вознаграждение им наверняка предложили очень высокое. Получили они и гарантии того, что при расследовании власти усердствовать не будут.

        Я нахожу странным, что во время конфирмации ни полиция, ни ФБР не вели наблюдение за собором. В конце концов, дон Априле оставался под надзором ФБР, даже уйдя на пенсию.

        Ты, конечно, должен понимать, что все это – теоретические рассуждения. Тебе придется все проверить и подтвердить. А потом, если я прав, ударить во всю силу.

        – Еще одно. Детям дона грозит опасность? – спросил Асторре.

        Кракси пожал плечами. Тщательно очистил золотистый абрикос от кожицы.

        – Не знаю. Но не сочти за труд попросить их о помощи. Ты должен понимать, что прежде всего попытаются избавиться от тебя. И наконец, последнее предложение. Вызови из Лондона мистера Прайора. Для управления твоими банками. Он лучше других знает, как это делается.

        – И Бьянко из Сицилии? – спросил Асторре.

        – Оставь его там. Когда узнаешь чтонибудь еще, встретимся вновь.

        Кракси добавил анисовой настойки в кофе Асторре. Тот вздохнул.

        – Странно все это. Никогда не думал, что мне придется заменить дона Априле, великого дона Априле.

        – Что же делать, – пожал плечами Кракси. – Для молодых жизнь трудна и жестока.

        Двадцать лет Валерий прожил в мире военной разведки, столь отличном от вымышленного мира, который создавал на экране телевизора его брат. Он заранее просчитывал, что скажет ему Асторре, и реагировал без всякого удивления.

        – Мне нужна твоя помощь. Возможно, тебе придется нарушить некоторые правила, которых ты всегда придерживался.

        – Наконецто ты показываешь свое истинное лицо, – сухо ответил Валерий. – Я все ждал, когда же это случится.

        – Я не знаю, о чем ты, – Асторре реакция Валерия несколько удивила. – Я думаю, твой отец погиб в результате заговора, в котором замешаны полицейское управление НьюЙорка и ФБР. Ты, возможно, думаешь, что я фантазирую, но это не так.

        – Вполне вероятно, что так оно и было. Но у меня нет доступа к секретным документам.

        – Но у тебя есть друзья, – указал Асторре, – которые работают в федеральных ведомствах, занятых разведкой. Ты мог бы задать им конкретные вопросы.

        – Мне нет нужды задавать вопросы, – улыбнулся Валерий. – Они сами все выболтают, потому что всегда трещат, как сороки. Скажи лучше, что тебя интересует?

        – Любая информация, касающаяся убийц твоего отца.

        Валерий откинулся на спинку стула, затянулся сигарой: из вредных привычек он позволял себе только курение.

        – Не дури мне голову, Асторре. Вот что я тебе скажу. Я провел анализ. Убийство отца тщательно готовилось. Возможно, с ним рассчитались за какието старые грехи. И я подумал о том, почему ты получил контроль над банками. Старик все просчитывал наперед. То есть у него был план и на случай насильственной смерти. Я в этом не сомневаюсь. Дон назначил тебя главой семьи. Как это можно трактовать? Однозначно. Ты получил соответствующую подготовку, ты был «спящим» агентом отца, который активизируется только в критический момент. Одиннадцать лет твоей жизни покрыто мраком. Твоя легенда слишком хороша, чтобы соответствовать действительности… музыкантлюбитель, поклонник верховой езды.

        И эта плоская золотая цепь, которую ты носишь, не снимая. Возникают вопросы, знаешь ли. – Он помолчал, глубоко вдохнул. – Как тебе мой анализ?

        – Очень глубокий, – ответил Асторре. – Надеюсь, ты ни с кем не будешь им делиться?

        – Безусловно, – кивнул Валерий. – Но тогда получается, что ты очень опасный человек. И способен на крайние меры. Только учти, легенда у тебя хлипкая, долго она не протянет. Что касается помощи… Я очень доволен своей жизнью и всегда выступал против тех принципов, которые, по моим предположениям, исповедуешь ты. Поэтому на данный момент на мою помощь не рассчитывай. Если чтото изменится, я с тобой свяжусь.

        В приемную вышла женщина чтобы проводить Асторре в кабинет. Николь обняла его, поцеловала. Она попрежнему питала к нему нежные чувства: давний роман не оставил шрамов.

        – Мне надо поговорить с тобой наедине, – сказал Асторре.

        Николь повернулась

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск