Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

37

они хотели видеть в своих передачах, и тактично отсекать других, кому еще предстояло подняться на звездный уровень.

        А звезды искрились надеждой. Достигнутый успех уже позволял им катапультироваться с теле– на киноэкраны, чтобы никогда не вернуться назад… так они, во всяком случае, думали.

        Внезапно на Маркантонио навалилась усталость. Постоянные улыбки, подбадривания неудачников, похвалы победителям вымотали его донельзя.

        – Поедем ко мне? – шепнула ему Матильда. – Гденибудь через полчаса?

        – Я устал, – ответил Маркантонио. – Тяжелый день, тяжелый вечер.

        – Как скажешь, – в голосе слышалось сочувствие. У них обоих каждый день был расписан по минутам. – Я буду в городе всю неделю.

        Они оставались добрыми друзьями, потому что не использовали друг друга в собственных интересах. Матильда могла не волноваться за свое будущее. Ей не требовался наставник или спонсор.

        И Маркантонио никогда не вел переговоров с репортерами, освещающими новости. Этим занимался руководитель информационной службы.

        Едва ли их отношения могли привести к свадьбе.

        Матильда много путешествовала; он работал по пятнадцать часов в сутки. Но они оставались друзьями и иногда проводили ночь вместе. Занимались любовью, сплетничали о бизнесе, вместе появлялись на различных мероприятиях. Несколько раз Матильда влюблялась, и в эти периоды ночи они вместе не проводили. Маркантонио не влюблялся ни разу, так что перед ним эта проблема не вставала.

        Сегодня он устал и от мира, в котором проходила вся его жизнь. Поэтому даже обрадовался, увидев Асторре, который дожидался Маркантонио в холле его дома.

        – Слушай, как я рад тебя видеть! – воскликнул Маркантонио. – Куда ты запропастился?

        – Дела, – коротко пояснил Асторре. – Могу я подняться к тебе и чтонибудь выпить?

        – Конечно, – кивнул Маркантонио. – Но почему такая таинственность? Почему ты не позвонил? Я ведь собирался пойти на банкет, и тебе пришлось бы торчать в этом холле не один час.

        – Ничего страшного. – Асторре не стал говорить кузену, что его люди весь вечер наблюдали за ним.

        Маркантонио наполнил два стакана, один протянул Асторре.

        – Ты можешь запускать новые проекты в своей компании, не так ли? – чуть смутившись спросил Асторре.

        – Я это делаю постоянно, – ответил Маркантонио.

        – У меня есть такой проект. Он имеет непосредственное отношение к убийству твоего отца.

        – Нет, – ответил Маркантонио. В телебизнесе все знали, что после этого знаменитого нет дальнейшая дискуссия теряет всякий смысл. На Асторре магическое слово не произвело ни малейшего впечатления.

        – Не надо со мной так разговаривать. Я тебе ничего не продаю. Моя забота – безопасность твоих брата и сестры. И твоя, – тут он широко улыбнулся. – И моя собственная.

        – Рассказывай. – Маркантонио увидел своего кузена в новом свете. Может, он умел не только петь и ездить верхом?

        – Я хочу, чтобы ты сделал документальный сериал о ФБР. Уделив особое внимание деятельности Курта Силка по разгрому большинства семей мафии. Этот сериал соберет огромную аудиторию, не так ли?

        Маркантонио кивнул.

        – А зачем тебе это нужно?

        – Я не могу добыть никакой информации по Силку. Такие попытки слишком опасны. Если же ты будешь снимать сериал, ни одно федеральное ведомство не посмеет помешать тебе. Ты сможешь выяснить, где он живет, узнать его прошлое, состав семьи, методы работы, положение, занимаемое в иерархии ФБР. Мне необходимы эти сведения.

        – ФБР и Силк не станут сотрудничать с нами, – покачал головой Маркантонио. – С сериалом возникнут проблемы. Времена Гувера давно закончились. Нынешние ребята предпочитают не раскрывать свои карты.

        – Ты сможешь это сделать, – гнул свое Асторре. – Мне нужно, чтобы ты это сделал. У тебя армия продюсеров и журналистов, умеющих провести расследование. Я должен знать о нем как можно больше. А еще лучше – все. По моим прикидкам, он, возможно, участвует в заговоре против твоего отца и нашей семьи.

        – Это безумие.

        – Возможно, ты и прав. Но я знаю, что это было не простое сведение счетов. И Силк ведет себя довольнотаки странно. Не ищет следы, а скорее заметает их.

        – Допустим, я помогу тебе добыть эти сведения. Как ты их используешь?

        Асторре всплеснул руками,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск