Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

44

сам разливал вино. Поскольку днем у всех хватало дел, совещание началось в десять вечера.

        Рубио представил собравшихся и взял на себя функции ведущего. Протянул Николь папку.

        – Здесь изложены все подробности сделки.

        Если говорить коротко, мы предлагаем рыночную стоимость плюс пятьдесят процентов. Хотя банки перейдут под наш полный контроль, в течение следующих двадцати лет вы будете получать десять процентов нашей прибыли. Станете очень богатыми и сможете наслаждаться жизнью, не думая о том, что каждый день надо ходить на работу.

        Они подождали, пока Николь просмотрит бумаги. Наконец она подняла голову.

        – Впечатляет. Но скажите мне, с чего такая щедрость?

        Рубио нежно ей улыбнулся.

        – Синергия «Синергия (сотрудничество, содружество) – в широком смысле совместное воздействие двух или нескольких факторов, когда результат получается выше, чем от воздействия этих же факторов, но по отдельности.». Весь нынешний бизнес – синергия. Со всеми компьютерами и самолетами, книгами и периодикой, музыкой и наркотиками, спортом и TV. Все синергия. С банками Априле мы сможем активнее воздействовать на международные финансы, будем контролировать строительство городов, выборы в государствах. У синдиката глобальные интересы, нам нужны ваши банки, отсюда и щедрость предложения.

        Николь обратилась к другим членам синдиката.

        Тулиппу сразила наповал красота Николь и решительность ее голоса, поэтому, прежде чем ответить, он одарил ее ослепительной улыбкой.

        – В этой сделке мы участвуем на равных, но позвольте заметить, что для меня большая честь вести дела с семьей Априле. Никто не восхищался Вашим отцом больше, чем я.

        Валерий с каменным лицом обратился к Тулиппе:

        – Поймите меня правильно, я готов продать мою долю в банках. Но я бы предпочел единовременный расчет, без процентных выплат. Лично я хотел бы раз и навсегда развязаться с этими банками.

        – То есть в принципе вы готовы продать? – спросил Тулиппа.

        – Безусловно. Продать и поставить на этом точку.

        Портелла хотел чтото сказать, но Рубио опередил его:

        – Маркантонио, а как вы относитесь к нашему предложению? Оно вам нравится?

        – Я склонен поддержать Вэла. Давайте рассчитаемся сразу, без ежегодных выплат. В этом случае мы сможем распрощаться и пожелать друг другу удачи.

        – Отлично, тогда мы так и поступим, – кивнул Рубио.

        – Но тогда вам придется поднять цену, – холодно заметила Николь. – Вам это по силам?

        – Нет проблем, – с очередной улыбкой ответил Тулиппа.

        – А как насчет нашего дорогого друга Асторре Виолы? – робко, с озабоченным лицом спросил Граззелла. – Он согласен?

        Асторре нервно хохотнул.

        – Знаете, я пришел к выводу, что банковское дело мне нравится. И дон Априле заставил меня пообещать, что банки я никогда не продам. Мне, конечно, очень не хочется идти против всей семьи, но я вынужден ответить отказом. А контрольный пакет, как вам известно, у меня.

        – Но дети дона тоже владельцы банков, – напомнил генеральный консул. – Они могут подать в суд.

        – Мы никогда этого не сделаем, – без запинки ввернула Николь.

        Валерий помрачнел, а вот Маркантонио эта идея, похоже, позабавила.

        – Ну, хватит, – пробормотал Портелла и начал подниматься изза стола.

        – Потерпите, – примирительно сказал Асторре. – Возможно, мне надоест быть банкиром.

        Через несколько месяцев мы можем встретиться вновь.

        – Разумеется, – покивал Рубио. – Но вы же понимаете, что деньги, которые мы собрали под эту сделку, не могут так долго лежать без движения. Нам придется пустить их в оборот. И вы, возможно, получите меньшую цену.

        При расставании обошлось без рукопожатий.

        – Он просто тянет время, – заявил Майкл Граззелла после ухода Асторре и братьев и сестры Априле. – Он никогда не продаст свою долю.

        Тулиппа вздохнул.

        – Такой симпатичный человек. Мы могли бы стать друзьями. Я пригласил бы его на мою плантацию в КостаРике. Показал бы ему, как можно жить.

        Остальные рассмеялись.

        – Ему не придется наслаждаться жизнью на твоей плантации, Инсио, – пробасил Портелла. – Я разберусь с ним здесь.

        – Надеюсь, что на этот раз результат будет лучше, – усмехнулся Тулиппа.

        – Я его недооценивал, – признал Портелла. – Откуда

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск