Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

49

вендетты?

        – О, нет, – Силк покачал головой. – Просто мы уделим этим преступникам больше внимания.

        С этим директор спорить не стал. Минимальные вольности он всетаки допускал.

        – Держать вас в подвешенном состоянии несправедливо. Я решил не назначать вас своим заместителем и не переводить в Вашингтон. Во всяком случае, сейчас. На то есть причины. Вы накопили огромный опыт работы, можно сказать, в полевых условиях, а там еще есть что делать. Мафия, к сожалению, все еще функционирует. Вторая причина: официально вы отказались назвать руководству имя своего осведомителя. Неофициально вы его назвали. Но это секретная информация. То есть неофициально к вам претензий нет.

        И третья: ваши отношения с главным детективом НьюЙорка стали уж очень близкими.

        Этой темой повестка дня совещания не исчерпалась.

        – Как проходит операция «Омерта»? – спросил директор. – Мы должны очень тщательно следить за тем, чтобы все наши действия имели под собой законную основу.

        – Разумеется, – с каменным лицом ответил Силк. Он чертовски хорошо знал, что иной раз приходится срезать углы. – У нас возникли препятствия. Раймонде Априле отказался сотрудничать с нами. Но, разумеется, это препятствие более не существует.

        – Смерть мистера Априле пришлась как нельзя кстати, – в голосе директора слышались нотки сарказма. – Я не оскорблю вас, спросив, а не получали ли вы на этот счет какойнибудь важной информации? Скажем, от вашего друга Портеллы?

        – Мы ничего не знали. Итальянцы никогда не обращаются к властям. Нам лишь остается искать покойников. Как мы и намечали, я встречался с Асторре Виолой. Он подписал необходимые бумаги, но сотрудничать отказался. Он не будет вести дела с Портеллой и не продаст банки.

        – Так что же нам теперь делать? – спросил директор. – Вы знаете, какой это важный момент.

        Если мы сможем осудить этого банкира по закону РИКО, банки отойдут государству. И эти десять миллиардов пойдут на борьбу с преступностью.

        Для Бюро это будет блестящим достижением. Тогда мы сможем прекратить ваше сотрудничество с Портеллой. Особой пользы от него уже не будет.

        Курт, мы в очень щекотливом положении. Только мои заместители и я знают о ваших отношениях с Портеллой. О том, что вы получаете от него деньги, о его уверенности в том, что вы работаете на него. Вашей жизни может грозить опасность.

        – Он не посмеет поднять руку на федерального агента, – гнул свое Силк. – Он, конечно, псих, но не до такой степени.

        – Ладно, – кивнул директор, – по ходу этой операции мы упечем Портеллу за решетку. Каковы ваши планы?

        – Этот Асторре Виола не такой уж наивный, каким хочет казаться. Я расследую его прошлое.

        А пока хочу попросить детей Априле надавить на него. Но я сомневаюсь, что сейчас мы сможем воспользоваться законом РИКО с той же эффективностью, как десять лет тому назад.

        – Это уже задача генерального прокурора, – ответил директор. – Наше дело – приоткрыть дверь, а уж потом тысяча адвокатов распахнут ее настежь. Мы обязаны предоставить улики, с которыми согласится суд.

        – Насчет моего тайного счета на Каймановых островах, куда Портелла посылает деньги. Я думаю, какуюто часть надо снять, чтобы он думал, что я их трачу.

        – Я это устрою, – пообещал директор. – Должен отметить, ваш Тиммона Портелла бережливостью не страдает.

        – Он действительно верит, что я работаю на него, – улыбнулся Силк.

        – Будьте осторожны, – предупредил его директор. – Не давайте ему повода зачислить вас в соучастники преступления.

        – Я понимаю, – ответил Силк, думая о том, что сказать куда как проще, чем сделать.

        – И избегайте неразумного риска. Помните, что с Портеллой связаны наркодельцы из Южной Америки и Сицилии, а они – люди непредсказуемые.

        – Я должен докладывать вам ежедневно, устно или письменно? – спросил Силк.

        – В этом нет необходимости, – покачал головой директор. – Я полностью вам доверяю. И потом, мне не хотелось бы лгать какойнибудь комиссии Конгресса. Чтобы стать моим помощником, вы должны со всем этим разобраться. – И он замолчал, словно ожидая ответной реакции.

        В присутствии директора Силк даже мысли держал под спудом, словно опасаясь, что тот может их прочитать. Но мятежный дух рвался наружу. За кого директор

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск