Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

54

они не желали смириться с поражением, хотя им и объясняли, что теннисом надо заниматься с детства, что игра состоит из некоего базового набора движений, который надо выучивать, как язык. Поэтому они записались на трехнедельный курс на теннисном ранчо в Скоттсдейле, в Аризоне. Оттуда они и собирались поехать в НьюЙорк на встречу с Хескоу. Они полагали, что несколько вечеров смогут провести в Вегасе: самолет из Скоттсдейла долетал туда меньше чем за час.

        Теннисное ранчо потрясало роскошью. Фрэнки и Стейсу отвели коттедж с двумя спальнями, системой кондиционирования, столовой, выдержанной в индейском стиле, гостиной с балконом и маленькой кухней. Из окон открывался превосходный вид на горы. В гостиной они нашли встроенный бар и огромный телевизор, на кухне – большой холодильник.

        Но на бочку меда нашласьтаки ложка дегтя. Один из инструкторов почемуто невзлюбил Фрэнки. Тот явно выделялся среди новичков и очень гордился своей подачей, сильной и нестандартной, после которой мяч летел по непредсказуемой траектории. Вот эта подача особенно раздражала Лесли – так звали инструктора.

        Как– то утром Фрэнки послал мяч в сектор, который не успел прикрыть его соперник, и гордо спросил у Лесли: «Это эйс „Эйс в теннисе подача навылет.“, не так ли?»

        – Нет, – холодно ответил Лесли. – Это заступ. Ты наступил на заднюю линию. Попробуй еще раз и подавай, как полагается. С твоей подачей мяч будет чаще улетать в аут, чем попадать в площадку.

        Фрэнки подал еще раз, в своей манере, точно и сильно.

        – Эйс, правда?

        – Заступ, – ответил Лесли. – И подача отвратительная. Просто введи мяч в игру. Для новичка ты играешь очень даже прилично. Разыграй мяч.

        Фрэнки вскипел, но сумел сдержаться.

        – Поставь меня против более опытного игрока. Давай поглядим, на что я способен. Как насчет тебя?

        Лесли ответил пренебрежительным взглядом.

        – Я с новичками не играю. – И повернулся к молодой женщине лет тридцати:

        – Рози? Как насчет того, чтобы сыграть один сет с мистером Стурцо?

        Женщина только что вышла на корт. Белые шорты облегали стройные, загорелые ноги, розовую тенниску украшал логотип теннисного ранчо.

        Волосы она забрала в конский хвост. На милой мордашке играла озорная улыбка.

        – Вам придется дать мне фору, – улыбнулся ей Фрэнк. – Сразу видно, что вы отлично играете. Вы тоже инструктор?

        – Нет, – ответила Рози. – Я приехала сюда, что поработать над подачей. И лучшего тренера, чем Лесли, мне не найти.

        – Дай ему фору, – кивнул Лесли. – Он действительно тебе не ровня.

        – Как насчет двух геймов в четырехгеймовом сете? – предложил Фрэнки, справедливо рассудив, что просить надо как можно больше, чтобы потом отступить на заранее подготовленные позиции.

        Рози оценивающе оглядела его, улыбнулась.

        – Нет, от этого проку вам не будет. Я предлагаю тридцать очков в каждом гейме. Тогда у вас будет шанс победить. А при счете ровно гейм останется за мной, если я возьму четыре розыгрыша мяча вместо двух.

        Фрэнки пожал ей руку.

        – Договорились, – он стоял рядом с ней, и аромат ее тела дурманил голову.

        – Если хотите, я сдам матч, – прошептала она.

        Фрэнки широко улыбнулся.

        – Не надо. С такой форой вам со мной не справиться.

        Игра началась, Лесли судил, и о заступах речи больше не было. Фрэнки выиграл два первых гейма, но потом Рози смела его с корта. Она попадала, куда хотела, без труда брала подачу и всегда оказывалась в том самом месте, куда Фрэнки направлял мяч. Пару раз ему удавалось выйти на ровно, но сет закончился со счетом 6:2 в пользу Рози.

        – Слушай, для новичка ты играешь отлично.

        Но до двадцати лет на корт не выходил, так?

        – Так. – Фрэнки уже ненавидел слово «новичок».

        – Учиться ударам и подаче нужно с детства.

        – Возможно, но до нашего отъезда я тебя побью, – поддел ее Фрэнки.

        Рози улыбнулась. Для маленького личика рот у нее был большой и чувственный.

        – Конечно, побьешь. Если будешь в ударе, а у меня ракетка будет валиться из рук.

        Фрэнки рассмеялся.

        Подошел Стейс. Представился.

        – Почему бы вам не пообедать сегодня с нами?

        Фрэнки не приглашает вас, потому что вы побили его, но я эту ошибку исправлю.

        – Но это не правда, – улыбнулась Рози. – Он

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск