Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

56

Стейс.

        Рози рассмеялась.

        – Я знаю. Вы оба мне нравитесь. Мы отлично проводим время. Заводить семью никто из нас не собирается, и, покинув теннисное ранчо, мы, возможно, уже никогда не увидимся. Я вернусь в НьюЙорк, вы – в ЛосАнджелес. Так что давайте не портить друг другу настроение. Если один из вас – ревнивец, мы просто забудем о сексе.

        И близнецы разом повеселели.

        – Как бы не так, – хохотнул Стейс.

        – Мы не ревнивцы, – добавил Фрэнки, – и перед отъездом я побью тебя на корте.

        – У тебя не поставлен удар, – ответила Рози и, наклонившись, сжала их руки.

        – Давай попробуем прямо сегодня, – предложил Фрэнки.

        Рози, словно задумавшись, склонила голову.

        – Я дам тебе сорок очков в каждом гейме. А если ты проиграешь, то больше не будешь кичиться тем, что ты мужчина.

        – Я ставлю сто баксов на Рози, – ввернул Стейс.

        Фрэнки хищно улыбнулся. Он просто не мог проиграть, имея фору в сорок очков в каждом гейме. Подмигнул Рози.

        – Уговори его поставить пять сотен.

        Рози проказливо улыбнулась.

        – Если я выиграю, эту ночь Стейс проведет со мной.

        Братья рассмеялись. Их радовало, что Рози – девица не промах и при необходимости умеет показать зубки.

        Но на корте ничто не спасло Фрэнки – ни оригинальность подачи, ни акробатические прыжки за мячом. Рози сделала ставку на крученые удары, которые для Фрэнки стали полной неожиданностью. Она выиграла 6:0. По окончании сета Рози поцеловала Фрэнки в щеку и шепнула: «Следующая ночь – твоя». Пообедали они втроем, а потом Рози, как и обещала, увела Стейса в свой коттедж. Назавтра пришла очередь Фрэнки. И до конца недели по ночам братья сменяли друг друга в постели Рози.

        В день отъезда они отвезли Рози в аэропорт.

        – Не забудьте, мальчики, если объявитесь в НьюЙорке, обязательно мне позвоните, – сказала она им на прощание. Они еще раньше пригласили ее в ЛосАнджелес. А потом удивила их, достав из сумочки две маленькие подарочные коробочки. – Это вам, – она радостно улыбнулась.

        Близнецы открыли коробочки и обнаружили по навахскому перстню с синим камнем. – На память обо мне.

        Позже, когда братья прогуливались по городу, они увидели, что такие перстни стоят по триста баксов.

        – Она могла бы купить нам по галстуку или ковбойскому ремню за пятьдесят баксов, – заметил Фрэнки. Подарками они остались очень довольны.

        Им предстояло провести на ранчо еще неделю, но теннису они уделяли минимум времени. В основном играли в гольф, а по вечерам летали в Вегас. Правда, на ночь никогда там не оставались.

        Именно так проигрывались покрупному: в предрассветные часы, когда сил уже не остается и внимание рассеивается.

        За обедом они както раз заговорили о Рози.

        Ни один не сказал о ней плохого слова, хотя в глубине души они осуждали ее, потому что она спала с ними обоими.

        – Ей это действительно нравилось. – Фрэнки улыбнулся. – Потом она всегда пребывала в радужном настроении.

        – Да, – кивнул Стейс. – Я с такой встретился впервые. Думаю, мы нашли идеальную женщину.

        – Но они всегда меняются, – философски заметил Фрэнки.

        – Позвоним ей, когда приедем в НьюЙорк? – спросил Стейс.

        – Я позвоню, – ответил Фрэнки.

        Неделей позже они покинули Скоттсдейл и сняли номер в отеле «ШерриНитерленд» на Манхэттене. Наутро взяли напрокат автомобиль и поехали на ЛонгАйленд, к Джону Хескоу. Свернув на подъездную дорожку, увидели, как Джон сметает с баскетбольной площадки выпавший ночью снег. Он приветственно вскинул руку, а потом знаком предложил загнать машину в гараж, примыкающий к дому. Там же стоял и его автомобиль. Фрэнки выпрыгнул из кабины до того, как Стейс въехал в гараж. Вроде бы для того, чтобы пожать Хескоу руку, а на самом деле оказаться рядом с ним на случай непредвиденного.

        Хескоу открыл дверь, пригласил их войти.

        – Все готово, – он повел их наверх, к большому сундуку. Отомкнул замок, откинул крышку.

        Внутри лежали аккуратно перевязанные пачки денег и кожаная сумка размером с небольшой чемодан. Братья пролистали пачки, убедились, что в них исключительно сотенные и нет подделок.

        Пересчитали купюры только в одной пачке. Умножили на сто, потом на число пачек и сложили их в кожаную сумку. Закончив, повернулись к Хескоу.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск