Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

58

Фрэнки.

        – А вот этого не надо, – фыркнула Рози. – Иначе у нас будет классический треугольник. Как в кино. Мне это ни к чему. – Вновь на ее губах заиграла улыбка. – Я люблю вас обоих.

        – Я иду домой, – заявил Фрэнки. Он хотел показать Рози, что не поддается ее чарам.

        Рози проводила Фрэнки до двери, поцеловала на прощание и прошептала: «Следующей ночью тебя будет ждать сюрприз».

        Они провели вместе шесть дней. Днем Рози работала над диссертацией, но вечером была в их полном распоряжении. Както раз близнецы повели ее в «Мэдисонсквергарден», где местные «Никербокеры» «Ньюйоркские никербокеры – старейшая команда страны (образована в 1845 г.), входит в Атлантическое отделение Восточной конференции НБА.» принимали «Лейкерс». Рози вновь приятно поразила их, тонко улавливая все нюансы игры. Потом они посидели в модной закусочной, где Рози и сказала им, что завтра, за день до Рождества, должна уехать на неделю. Братья, естественно, решили, что она хочет провести рождественские каникулы со своей семьей, но тут заметили, впервые со времени их знакомства, что Рози чемто опечалена.

        – Нет, Рождество я хочу провести одна, в доме, который принадлежит моей семье. Нет у меня времени на все эти празднества. Я лучше позанимаюсь, подумаю о своей жизни.

        – Отмени эту поездку и проведи Рождество с нами, – предложил Фрэнки. – Мы сдадим билеты и полетим в ЛосАнджелес несколькими днями позже.

        – Не могу, – покачала головой Рози. – Мне надо заниматься, а лучшего места не найти.

        – Всю неделю просидишь там одна? – спросил Стейс.

        Рози тяжело вздохнула:

        – А что делать?

        – Слушай, а может, мы поедем с тобой на несколько дней? – спросил Фрэнки. – И уедем после Рождества.

        Рози просияла.

        – А вы сможете? – радостно воскликнула она. – Вот здорово! На Рождество мы бы покатались на лыжах. В тридцати минутах езды от дома есть отличный склон. И я приготовлю рождественский обед… – Она замолчала, потом продолжила с неуверенностью в голосе:

        – Но вы должны пообещать мне, что уедете после Рождества.

        У меня столько работы.

        – Нам надо возвращаться в ЛосАнджелес, – заверил ее Стейс. – Иначе магазин придется закрыть.

        – Господи. Как же я вас люблю, – обворожительно улыбнулась им Рози.

        – Мы с Фрэнки перекинулись парой слов, – Стейс посмотрел на брата, вновь повернулся к Рози. – Ты знаешь, мы никогда не были в Европе, вот и подумали, что летом, когда у тебя закончится учебный год, мы могли бы поехать туда вместе. Ты стала бы нашим гидом. Все будет по высшему разряду. На пару недель. Если ты будешь с нами, мы отлично проведем время.

        – Да, – кивнул Фрэнки. – Одним нам там делать нечего.

        И все рассмеялись.

        – Это прекрасная идея. – Рози переводила взгляд с одного близнеца на другого. – Я покажу вам Лондон, Париж, Рим. А от Венеции вы будете в восторге. Может, вам даже захочется переселиться туда. Но до лета еще ой как далеко. Знаю я вас, к тому времени вы найдете себе других женщин.

        – Мы хотим тебя, – резко бросил Фрэнки.

        – Тогда звоните, я буду готова, – ответила Рози.

        Утром 23 декабря Рози подкатила к их отелю на огромном «Кадиллаке». В багажнике, где лежали ее большие чемоданы и завернутые в блестящую бумагу подарки, хватило места и для вещей братьев.

        Стейс сел на заднее сиденье, Фрэнки – рядом с Рози. Играло радио, почти час никто из них не произнес ни слова. Рози отличало и умение помолчать.

        За завтраком, пока они дожидались Рози, у братьев состоялся нелегкий разговор. Стейс обратил внимание, что Фрэнки замкнулся, словно не решается ему чтото сказать. Такое случалось у них крайне редко.

        – Выкладывай, – предложил он брату.

        – Только пойми меня правильно. Я не ревную или чтото там в этом роде. Но мог бы ты не подходить к Рози, пока мы будем там?

        – Конечно, – ответил Стейс. – Я ей скажу, что подцепил в Вегасе триппер.

        Фрэнки усмехнулся.

        – Это, я думаю, чересчур. Но я бы хотел, чтобы она была только моя. Или я отойду в сторону, и она будет принадлежать только тебе.

        – Ну ты и паршивец. – Стейс покачал головой. – Ты все испортишь. Послушай, мы же ни к чему ее не принуждали, не пытались задурить ей голову. Все идет так, как она этого хочет. И я думаю, что получается отлично.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск