Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

71

тебя! – воскликнула она. – Я знала, что ты меня простишь. – А потом она потянула его в подъезд, по лестнице они поднялись на второй этаж, в ее квартиру.

        Она наполнила стаканы, себе налила вина, Асторре – бренди. Села рядом с ним на диван. Он знал, откуда взялись деньги на роскошную обстановку.

        – Почему ты так долго не появлялся? – спросила Рози, снимая кольца с пальцев, вынимая серьги из ушей. С левой руки она сняла три браслета, золотые, украшенные бриллиантами.

        – Дела, – ответил Асторре. – И мне потребовалось много времени, чтобы разыскать тебя.

        Рози с нежностью посмотрела на него.

        – Ты попрежнему поешь? Попрежнему скачешь верхом в этой нелепой красной куртке? – Она вновь поцеловала его. И Асторре почувствовал, как жар разливается по его телу.

        – Нет, Рози, возврата к прошлому нет.

        Рози вскочила, подняла его на ноги.

        – То было самое счастливое время в моей жизни. – В мгновение ока они оказались в спальне.

        Рози взяла с ночного столика флакон духов, побрызгала себя, потом Асторре.

        – Мыться некогда, – смеясь, объяснила она.

        Они упали в кровать, и Асторре увидел, как на ее груди медленно проступают розовые пятна.

        Асторре словно раздвоился. Он наслаждался сексом, но не Рози. Потому что перед его мысленным взором то и дело возникало ее суточное бдение у тела мертвого профессора. Если он не умер мгновенно, можно было бы ему помочь? Каково было Рози в компании смерти и профессора?

        Лежа на спине, Рози коснулась его щеки.

        – Прежняя магия не срабатывает? – прошептала она.

        Приподняла золотой медальон, увидела ужасную лиловопурпурную впадину, поцеловала ее.

        – Все было отлично, – ответил Асторре.

        Рози села, ее груди нависли над ним.

        – Ты не можешь простить мне профессора, того, что я позволила ему умереть и осталась с ним. Так?

        Асторре не ответил. Ему не хотелось говорить, что он знает о ней все. А главное, знает, что она никогда не переменится.

        Рози встала, начала одеваться. Он последовал за ней.

        – А ты, оказывается, страшный человек. Приемный племянник дона Априле. И твой лондонский приятель, который помог мне. Для английского банкира сработал он очень профессионально. Но этому перестаешь удивляться, узнав, что он эмигрировал из Италии.

        Они сидели в гостиной. Рози вновь наполнила стаканы. Заглянула ему в глаза.

        – Я знаю, кто ты. Но ничего не имею против, абсолютно ничего. Потому что мы – родственные души. И это прекрасно.

        Асторре рассмеялся.

        – Вот чего я еще не искал, так это родственную душу. Но я пришел к тебе по делу.

        Лицо Рози стало бесстрастным. От обаяния не осталось и следа. Она начала надевать кольца, браслеты, серьги.

        – За то, чтобы перепихнуться, я беру пятьсот долларов. Сойдет и чек, – она игриво улыбнулась, показывая, что ее слова – шутка. Он знал, что она брала подарки лишь на праздники и дни рождения, причем куда как более дорогие. Вот и саму квартиру один из поклонников подарил ей на день рождения. Рози задумчиво посмотрела на него.

        – А что будет потом?

        – Об этом можешь не волноваться.

        – Понятно. А если я откажусь?

        Асторре пожал плечами. Об этом и думать не хотелось.

        – Ничего.

        – Ты не сдашь меня английской полиции?

        – Я никогда бы не пошел на такое. – Искренность, прозвучавшая в голосе, не вызвала у Рози никаких сомнений.

        Рози вздохнула.

        – Хорошо. – Он увидел, как заблестели ее глаза. – Еще одна авантюра.

        Поток воспоминаний Асторре прервала нога Монцы, толкнувшая его ногу.

        – Осталось полчаса. Вам надо подготовиться к встрече с братьями Стурцо.

        Асторре выглянул в окно. Попрежнему шел снег. На его фоне чернели стволы деревьев, их ветви тянулись к нему, словно волшебные палочки. У Асторре заныло сердце. Он знал, что после этой ночи переменится мир, в котором он жил, переменится он сам, и начнется его настоящая жизнь.

        К затерянному среди белых полей особняку они подъехали в три часа ночи.

        Братья Стурцо в наручниках, ножных кандалах и смирительных рубашках лежали на полу одной из спален особняка под охраной двух вооруженных людей.

        Асторре сочувственно посмотрел на них.

        – Считайте, что это признание ваших заслуг.

        Мы понимаем, сколь вы опасны.

        Отношение

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск